Новости
Ракурс

Украина на внешнем рынке: стратегия отсутствует

Рост валового внутреннего продукта (ВВП) в Украине остановился, страна переживает спад производства и замедление темпов экономического роста, или рецессию (от лат. recessus — отступление). Уровень экспортной составляющей ВВП превышает половину и давно находится за гранью предельного значения внешнеэкономической безопасности. Соотношение внешнеторгового оборота (экспорт плюс импорт) и ВВП — одно из самых высоких в мире (более 100 %), что говорит о полной открытости (уязвимости) экономики в международной экономической системе. (Для сравнения: в США этот показатель охватывает четверть ВВП, в России, Германии и Китае — около половины.) Это обусловлено технологической слабостью индустриального сектора и недостаточной емкостью внутреннего рынка. Экономика не способна в полном объеме переработать имеющееся сырье и отдает его в другие страны, а население не зарабатывает столько денег, чтобы купить большую часть произведенного. Такое внешнеэкономическое поведение характерно для территорий со специализацией в одной группе товаров. Если выращиваем кофе, то всей страной, если производим хлопок, то все поля засеяны им. Потом продадим выращенное и на эти деньги купим все необходимое.

В случае с нашей страной все выглядит по-другому: крупная, созданная еще в СССР экономика не в состоянии самостоятельно обеспечить внутренние потребности в промышленных товарах. Мы вынуждены отдавать свое сырье и полуфабрикаты на переработку в другие страны, невыгодно обменивая их на товары конечного потребления. Это тоже советское наследие: украинская экономика — одна из частей построенной системы, в которой такие части были лишены экономической самостоятельности. Металл с наших заводов был нужен большой стране, сейчас его пытаются продавать везде, но емкий рынок Китая мы теряем, оживившиеся азиатские производители выпускают ту же продукцию по более выгодным ценам. Кроме того, производство металла давно находится в частных руках, и дело частника — решать свои проблемы, а дело государства — правильно перераспределить налоги.

В Украине проблема со свободным ценообразованием. В наследство от СССР нам досталась масштабная система административного субсидирования цен для населения, от нее наша страна в полной мере не избавилась до сих пор. Это касается, в первую очередь, рынка импортных энергоносителей, что мешает внедрению энергоэффективных технологий и препятствует интеграции в Европу. Повсеместно проявляющаяся склонность к монополизму, законодательные, административные и регуляторные препоны, колоссальные масштабы коррупции создают труднопреодолимые сложности для функционирования нормального рынка. Кризисное состояние государственных финансов не позволяет задумываться о макроэкономической стабильности. Состояние платежного баланса (соотношение между суммой денежных поступлений, полученных страной из-за границы, и суммой осуществленных ею платежей за границу) продолжает быть уязвимым к внешнеэкономическим рискам. В платежный баланс входят расчеты по внешней торговле, услугам, неторговым операциям; доходы от капиталовложений за границей, туризма; денежные переводы физлиц; выплаты другим странам по займам... Постоянно отрицательный его характер говорит о низкой конкурентоспособности Украины на мировом рынке. Взаимодействие финансовых институтов с государством, особенно с НБУ, носит в основном командно-административный характер, мало совместимый с рыночной экономикой, хотя у нас существует финансовая система со всеми необходимыми атрибутами для нормального существования.

В 1993 году в Копенгагене Совет Европы утвердил критерии, согласно которым определяется, готова ли та или иная страна к вступлению в Европейский Союз. Критерии эти относятся к трем категориям: политические, экономические и институциональные.

В политической сфере страна считается готовой к вступлению в ЕС, если в ней существуют стабильные институты, гарантирующие демократию, соблюдение законов и прав человека, а также обеспечивающие соблюдение прав меньшинств.

В экономической сфере ЕС требует от своих потенциальных членов наличия в них полноценно функционирующей рыночной экономики, а также способности нормально оперировать в конкурентной среде, характерной для европейского внутреннего рынка, не разделенного таможенными барьерами.

Наконец, в институциональной сфере страна должна встраивать законы Европейского сообщества в собственное законодательство и обеспечивать их выполнение.

Открытость экономики создает вполне реальные риски. В условиях кризиса тормозится украинский экспорт в результате снижения спроса на наши товары, естественно, уменьшается импорт, также падают объемы производства, снижается благосостояние населения. Намеренно не касаюсь валютных рисков, характерных для открытых экономик. Полноценный рынок в Украине отсутствует, нет, к примеру, его фондовой составляющей. Страна управляется «вручную», управляется, как крупное предприятие. Печально то, что импорт растет более высокими темпами, чем экспорт, регулятор экономики (государство) этого словно не замечает — мы проедаем последние резервы, бездарно растрачиваем свой потенциал.

Правительство давно утратило способность поддерживать жизнедеятельность страны без займов. Кредиты — хлеб бизнеса, они многовариантны и носят разные названия. Эмитентом (лицом, от своего имени выпускающим денежные знаки) от имени всего государства зачастую выступает Министерство финансов, причем на внешних рынках государство действует как рядовой его участник. Государственные бумаги выпускаются с целью финансирования бюджетных, общегосударственных нужд.

Облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ) — единственный на сегодняшний день инструмент для обслуживания взятых ранее займов, других способов привлечения средств не осталось. Рынок внешних заимствований сворачивается, внутри страны денег нет. Минфин предлагает самые разные (трех-пятимесячные, одно-двух-трех-пяти-семилетние) облигации на продажу. Предлагаются к реализации долги и в гривне, и в валюте. Торги проводят несколько раз в неделю, причем постоянная их внеплановость говорит о горячем желании получить деньги сегодня. Планы составлены миллиардные, нужно их выполнять. В январе—июле в госбюджет поступило около 80 млрд грн от государственных заимствований, в то время как расходы на погашение и обслуживание госдолга за этот же период составили 50 млрд. Предельно допустимый долг, согласно действующему закону о бюджете, на конец года — 483 млрд грн (около 30 % ВВП).

Есть такое понятие — сальдо (итал. saldo — расчет, остаток) внешней торговли, или разница между экспортом и импортом. Оно у нас практически всегда отрицательное. Принято считать, что это плохо для нормального существования и развития экономики, хотя США спокойно существуют с отрицательным сальдо давно, но у них и внешний долг огромный, и напечатанные деньги они продают всему миру. Уникальная модель Соединенных Штатов требует отдельного рассмотрения. Украина всегда больше ввозит товаров, чем вывозит. Этот показатель становится положительным только в том случае, если снижение импорта оказывается гораздо значительнее снижения экспорта. Когда, например, у нас нет денег на покупку товаров за границей, а произведенный продукт внутри страны все равно не нужен, и мы вынуждены на любых условиях искать внешнего приобретателя товаров.

Одно направление оказывается с положительным сальдо — это услуги, которых мы практически всегда больше предоставляем, чем получаем взамен. Главный пример — транспортные услуги: старая советская труба для перекачки по территории Украины углеводородов.

При этом наше правительство умудряется вести экономические баталии с другими странами. Поводом для объявления санкций против украинской экономики стало решение Межведомственной комиссии по международной торговле при Министерстве экономического развития и торговли, согласно которому вводятся трехлетние спецпошлины на импорт новых автомобилей. Результатом введения таких пошлин стало сокращение поставок авто из-за рубежа и принятие ряда решений, усложняющих деятельность экспортеров. И хотя говорится о временном характере этих пошлин, иностранцы активно на них реагируют.

Россия, которая предпочитает видеть нас в Таможенном союзе, нежели в тесном сотрудничестве с Европой, воспользовалась возможностью давления на Украину. Сначала были введены пошлины на импорт из Украины угля, шоколада и стекла, сейчас к ним добавились ограничения на поставку труб. Используется не только стандартный метод воздействия на несговорчивость Украины — цена газа, появились и новые способы поддерживать напряженность в торговле между двумя странами. Говорить о дружественном настрое нашего восточного соседа не приходится, хотя это действительно ответные шаги на политическую несговорчивость и необдуманные экономические решения.

Заговорив о Таможенном союзе, напомню, что с ним в мае был подписан меморандум о сотрудничестве. Он дезавуирован (фр. desavouer — отказываться, выражать неодобрение) подготовкой к подписанию Договора о зоне свободной торговли с Евросоюзом, что вовсе не означает полную интеграцию в ЕС, у которого на сегодняшний день 27 подобных договоров, в том числе со странами Ближнего Востока и Латинской Америки. Это не означает намерения государств после подписания договора о торговле предпринять попытку вступить в Евросоюз. Мы не идем в сторону России, нас не очень хотят видеть в Европе, но и та и другая хотят выгодно с нами торговать. Кроме того, Россия проводит политику «принуждения» Украины к интеграции в ТС, хотя теоретически можно было бы обойтись договором о зоне свободной торговли. То есть таким же документом, который мы готовимся подписать в Вильнюсе с ЕС в рамках программы «Восточное партнерство».

Возникают барьеры и в торговых отношениях Киева с новой грузинской властью, грозящие перерасти в непреодолимые трудности. Турция повысила цену ввоза украинских грецких орехов, стремясь компенсировать свои потери от поставок на наш рынок автомобилей. Если посчитать потери и приобретения от этих спецпошлин, то ситуация выглядит безрадостной. Полное ощущение случайной игры, никак не проанализированной стратегически.

Более 60 % нашего экспорта носит сырьевой характер (металлопродукция, зерно и химия) и в значительной степени зависит от конъюнктурных колебаний цен на мировом рынке. Это однородные биржевые товары с низким уровнем добавленной стоимости. Еще около 20 % экспорта — машиностроение, продукцию которого потребляют в основном страны Таможенного союза. На эти страны приходится треть всего нашего экспорта, еще четверть — на страны Евросоюза.

Можно выделить следующие причины снижения экспорта:

неблагоприятная конъюнктура цен на основные экспортные товары (металлургия и химическая промышленность);

активизация развивающихся стран на рынках, традиционных для отечественного экспорта;

глобальное сокращение платежеспособного спроса как следствие международного финансового и экономического кризиса;

отсутствие кредитных ресурсов для компаний-экспортеров или жесткие их ограничения;

массовый невозврат НДС (то, в чем прямо виновен регулятор экономики).

Украина ведет себя не как государство, а как корпорация с наемным менеджментом, решающим узкие задачи. Игнорируются стратегия и геополитика. Руководством принимаются решения, способные принести сиюминутную пользу, например, вводятся новые пошлины, что может сразу дать деньги. При этом его ничуть не волнуют проблемы экспортеров, которые возникнут позднее; не просчитывается падение объема ввоза товаров, обложенных новой пошлиной. Проблема появится — будем ее решать. А можем вовсе отменить эти пошлины и ввести утилизационный сбор, размер которого с ними сопоставим. Пока контрагенты разберутся и отреагируют, ликвидируем и его. Экспортеры же пусть ищут новые рынки и возможности для своей работы. Их договоренности и расчеты должны корректироваться. Мы думаем обо всей корпорации, они — только о себе.

У иностранцев, ведущих переговоры с украинскими чиновниками, в связи с этим часто возникает ощущение, что люди заботятся не о проблемах страны, а о своей личной выгоде. Это далеко не всегда правда. Человек, ведущий переговоры от имени державы, просто решает узкую задачу, поставленную перед ним руководством. По окончании процесса докладывает об успешном выполнении задания. Общие направления движения корпорации — максимум денег в минимум карманов — реализуются.

Существование любого современного государства невозможно без формирования устойчивых внешнеэкономических связей, являющихся в некотором смысле составной частью всемирного хозяйства и международных экономических отношений. Внешнеэкономический сектор национальных экономик — это индикатор, показывающий степень вовлеченности данной страны в мировое разделение труда и отражающий уровень экономического развития отдельно взятого хозяйственного комплекса. К сожалению, Украина потеряла свое место в системе международного разделения труда, и интеграция в нее должна стать одной из стратегических задач страны.

Хотя, безусловно, хватает и положительных ноток в наших внешнеэкономических отношениях. Например, вовсю обсуждается вопрос создания «зернового пула» — объединения государств Причерноморья (Россия, Украина, Казахстан) для согласования маркетинга: действуя разрозненно и конкурируя друг с другом, экспортеры теряют до 10 долл. на тонне зерна. Принято решение о включении Украины в список стран, чьи производители выполнили соответствующие требования ЕС и смогут поставлять на европейский рынок продукцию из домашней птицы, мясо диких птиц, яйца и яичные продукты. С конца июля на европейский рынок будет поставляться украинская продукция птицеводства, причем впервые не только сырье, но и готовые продукты.

Наращивается экспорт электроэнергии в страны Центральной Европы, хотя оптовая его цена ниже, чем та, по которой электроэнергию приобретает большинство отечественных потребителей.

Украина продолжает успешно торговать еще советским оружием, причем крупнейшие покупатели стрелкового оружия — не только страны Африки, но и США, Германия и Канада, а бронетехника, помимо Африки, поставляется в Юго-Восточную Азию. Любопытная статья экспорта — ракетное оружие. Его покупают Израиль и США, переносные зенитные ракетные комплексы приобретаются странами для отработки противодействия им.

И в нашей стране, и в мире продолжается кризис инвестиционных проектов, реализация которых могла бы принести хорошие результаты для экономики. Сейчас в Украине деньги чаще вкладывают в государственные ценные бумаги, но не в инвестиции. Задекларированная госпрограмма активизации развития экономики в 2013—2014 годах не может дать быстрых результатов, так как находится в зачаточном состоянии. Существует следующая закономерность: отдача от инвестиций в первый год составляет, как правило, треть от вложенных средств, а основная часть переносится на следующий год. Кроме того, в силу ряда обстоятельств в финансовом и денежно-кредитном секторе экономики Украина проводит ограничительную политику. А это сдерживает инвестиционный спрос. Платежеспособный спрос населения в таких условиях также ограничен. В совокупности вышеназванные факторы объясняют текущие экономические показатели Украины.


Экономическая ситуация в Украине такова, что оптимальной для страны остается политика балансирования между ЕС — для модернизации своей промышленности, что несомненно важно для долгосрочных перспектив, и ТС — для сбыта собственной продукции. Причем ситуация с таким неустойчивым балансированием может длиться достаточно долго.

О перспективах и последствиях вступления Украины в Таможенный союз и в Европейский Союз читайте в следующей статье «Ракурса».


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.