Новости
Ракурс

Ахметов говорит, что Украина — это Европа, и опосредованно поддерживает сепаратистов — политолог

Майдан внес кардинальные коррективы в привычный уклад жизни нашей страны. Означает ли это, что эпоха олигархата, которая до сих пор царила в Украине и привела ее на грань краха, может завершиться? После Майдана для украинских олигархов наступили непростые времена (арест Дмитрия Фирташа, который до недавнего времени был одним из самых влиятельных бизнесменов Украины, — яркое тому подтверждение), и каждый из них пытается найти для себя оптимальный выход из сложившейся ситуации.

Игорь Коломойский и Сергей Тарута начали сотрудничать с новой властью, став губернаторами Днепропетровской и Донецкой областей. Наделение бизнесменов подобными полномочиями вызвало возмущение у многих как решение, противоречащее требованиям Майдана. С другой стороны, мы понимаем, что сегодня в украинской политике нет авторитетных фигур, способных успешно справиться с этой ролью. В непростой ситуации, в которой сегодня оказалась наша страна, компромиссное решение о назначении людей, еще обладающих авторитетом в этих регионах, скорее всего, поможет сохранить там стабильность. К тому же, это тот редкий случай, когда интересы частного бизнеса совпадают с общественными. Но после стабилизации ситуации бизнес должен отойти от политики. Ведь олигархия, как известно, это слияние бизнеса и политики, использования политики ради своих целей. Как правило, олигархи обрастают многими бизнесами, но существует ведущий, для которого, собственно, и создаются неравные условия конкуренции.

«Олигархия невозможна при двух условиях: первое — при свободной конкуренции, когда бизнес и политика отделены друг от друга (как, например, в ЕС); второе — при авторитарном режиме, — считает политолог Сергей Таран. — Авторитарный режим не позволяет этому явлению возникать, ведь олигархия — это всегда определенная политическая самостоятельность, образование альтернативных партий. Поэтому мы так мало слышим о белорусских олигархах и прекрасно знаем, где могут оказаться российские на примере Ходорковского. До недавнего времени в Украине для олигархов была идеальная ситуация».

По словам политолога, можно достаточно просто объяснить поведение такого классического олигарха как Ахметов, который еще совсем недавно во время противостояния на Майдане не поддерживал силовой вариант решения проблемы. Ведь тогда в Украине, скорее всего, возник бы абсолютный авторитарный режим, изоляция от мира.

«Ахметову российский сценарий не нужен, — добавляет С. Таран. — Но сейчас, когда Майдан победил, замаячила перспектива евроинтеграции и внедрение новых, прозрачных правил политики, олигарху не очень выгодно иметь такие правила у себя, в Донецке. Поэтому мы сейчас и наблюдаем такую неоднозначность: с одной стороны, Ахметов косвенно поддерживает сепаратистские движения (ведь ни одно назначение в силовых структурах в Донецке без его ведома не делалось), с другой стороны, он говорит, что Донецк — это Украина».

Сейчас у каждого украинского олигарха есть возможность сделать свой выбор. Самые влиятельные люди страны могут выбрать прозрачные правила игры, избавившись, возможно, от части политического влияния. В истории украинских олигархов такие случаи уже были. Например, Виктор Пинчук, приближенный к Кучме, у которого был очень негативный рейтинг доверия и восприятия в обществе, сейчас считается одним из самых респектабельных прозападных бизнесменов.

Другой олигарх, Коломойский, начал делать очень правильные шаги, стабилизировав ситуацию в Днепропетровской области. По мнению господина Тарана, «очевидно, что он потеряет те возможности бизнеса, которые имел до сих пор (например, бизнес в России), но это его проевропейский выбор.

Ахеметов еще колеблется. Причин много. Во-первых, у него наиболее российско-ориентированный бизнес, который зависит от российского газа. Вторая причина — он представляет донецкий регион, где у него много предприятий. Если ему не удастся создать федерацию де-юре, то он попытается выторговать ее де-факто. Асимметричная федерация, когда различные субъекты имеют разные возможности. Мне кажется, что именно к такой федерализации стремится Ахметов: де-юре страна может оставаться унитарным государством, но де-факто он будет иметь особые полномочия для того, чтобы отгородиться от новых реформ в стране».

Что делать с украинским олигархатом? По мнению С. Тарана, есть три направления: «Первое — демонстрация того, что в случае российской агрессии Украина готова воевать. Этот очень важный посыл нужно демонстрировать в том числе и таким людям как Ахметов. Ведь любая война на территории этого региона означать падение их капиталов. Я не думаю, что Ахметов будет поддерживать войну. Второе — работа с дипломатией. В свое время с такими людьми как Ахметов, очень хорошо работали западные дипломаты во время событий на Майдане. Хотя на рынок СНГ Ахметов имеет доступ, но еще большую прибыль он имеет от экспорта своего продукта в страны ЕС. Западная дипломатия должна подключиться . Но подключится она тогда, когда будет работать украинская сторона. Третье направление (самое сложное) — с олигархами так или иначе нужно договариваться. Конечно, это очень трудно будет объяснить людям, которые не хотят видеть олигархов у власти и ожидали значительных изменений в обществе. Это вызов для украинской власти, ведь любые переговоры с олигархами чрезвычайно негативно воспринимаются обществом, особенно на фоне избирательной президентской кампании. С другой стороны, олигархи имеют не только политическое, но и финансовое, административное влияние в регионах. Так или иначе власти придется с ними договариваться. От того, насколько украинской верхушке удастся продемонстрировать необходимость этих договоренностей, во многом зависит успех интеграции олигархов в новое общество. В этом случае мы, скорее всего, избежим ситуаций, когда из-за договоренностей с олигархами не достигнем тех реформ, к которым стремятся украинцы».

По мнению политтехнолога Анатолия Луценко, интегрировать олигархов в новое общество можно простым способом: «Создать равную конкурентную среду. Такой опыт есть почти во всем цивилизованном мире и значит, существуют возможности для этого. Всем надо показать единые правила игры. Очевидно, что во время переходного периода нужно быть в коммуникации с олигархатом и учитывать ключевые моменты, например, финансовые. Ведь богатые люди являются владельцами банков, предприятий, которые дают рабочие места. В этом контексте надо бороться с самим явлением, а не с отдельными представителями. Предложить обществу такой пакет реформ, который из олигархов сделал бы крупных бизнесменов».

«Олигархи хотят сохранить статус- кво, появившийся после президентских выборов 2010 года, когда в результате олигархического консенсуса Янукович стал президентом, — считает политический эксперт Юрий Романенко. — Но этот консенсус начал разрушаться в 2012-м, когда Янукович сделал ставку на «семью» как основную опору своего режима. Это привело к распределению ресурсов, что в свою очередь поставило ряд олигархов (например, Коломойского, Фирташа) перед угрозой выброса из этого олигархического консенсуса, что, собственно, и побудило их на большую игру, связанную с Майданом. Не секрет, что ключевую роль в организации процессов создания разных поводов играла какая-то третья сила, которая торпедировала события. У народа произошло великое пробуждение самосознания, но именно невозможность на первом этапе иметь качественные организации, способные защищать интересы огромного количества людей, включившихся в Майдан, и привело к тому, что бенефициарами (бенефициар — выгододержатель. — Авт.) стали представители оппозиционной партии, за которыми стояли олигархи.

Сейчас мы наблюдаем, как идет перераспределение собственности, власти. Люди, которые стояли на Майдане, резонно спрашивают: почему ничего не меняется, и мы живем в старой системе координат? Ведь общество созрело для перемен. Это является большой проблемой второго этапа революции, когда начинает меняться качественный состав игроков. К тому же все это накладывается на геополитический контекст противостояния с Россией, которая выступает как консерватор существующего режима и пытается с помощью различных договоренностей с олигархами, например, Ахметовым, оставить все в старой системе.

Ахметов находится в зависимой позиции как от России, так и от западных структур. Поэтому, что бы ни сделал, он нанесет ущерб своим интересам. По этой причине Ахметов пытается сохранить максимально нейтральную позицию. Я считаю это утопией. Ведь если он ничего не делает как хозяин Донбасса, то Россия, воздействуя через своих агентов, превращает его сильные позиции в слабые. А это, в свою очередь, с высокой долей вероятности может привести к тому, что Киев все-таки потеряет контроль над Донбассом. Ахметов потеряет этот контроль также.

Россия сделает все, чтобы «задушить» ненавистный ей режим Майдана. Ведь революционные настроения в Украине не могут не влиять на ситуацию в России. Все это будет расшатывать структуру власти, которая появилась после режима Януковича, и на третьем этапе мы будем иметь продолжение революционной ситуации. Политические институты государства стремительно делегитимизируются. Я считаю, что эпоха олигархата в существующем виде подойдет к концу. Ведь часть олигархов будет ликвидирована, некоторые сбегут, а другие, скорее всего, будут вмонтированы в новый режим. И если Украина устоит в своих территориальных границах (думаю, что так и будет), на четвертом этапе мы получим новый политический режим. Произойдет это где-то ближе к 2018–2020 годам».

«Украинские олигархи будут эволюционировать в крупных бизнесменов, — уверен А. Луценко. — Существует также проблема в структуре украинской экономики: она индустриальная, в ней существуют монополии еще с советских времен. Когда мы придем к постиндустриальной экономике, ситуация будет меняться».

С. Таран считает одним из шагов в сторону эволюции украинских олигархов государственное финансирование политических партий: «Это непопулярный вопрос, ведь украинцам трудно объяснить, почему они должны финансировать еще и политические партии. На самом деле для общества это намного дешевле. У партий есть ограниченные средства на ведение избирательных кампаний; нет необходимости зависеть от олигархов, с которыми потом нужно расплачиваться конкретным голосованием и созданием тех же монополий.

Все украинские олигархи, скорее всего, останутся в Украине, но будут вынуждены адаптироваться. Это не означает, что изменения произойдут быстро. Процессы шли бы значительно быстрее при отсутствии агрессии со стороны России, с олигархами не нужно было бы договариваться. Процесс изменений неизбежен, потому что такого феномена, как Майдан, у нас бы не было. Надо помнить, что богатый человек не означает олигарх. Олигархические схемы возможны лишь в обществе, которое молчит. А там, где оно бунтует, это является рискованным занятием».

Обсуждение состоялось на пресс-конференции «Эпоха олигархата: скоро завершение?», проходившей в информационном агентстве «Главком».


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter


Загрузка...