Новости
Ракурс

Конфликт на Востоке Украины: поиск формулы мира

В качестве способа разрешения конфликта на востоке страны президент предложил план мирного урегулирования. Планируются переговоры с представителями Донбасса. Возникает резонный вопрос: с кем договариваться? Мы имеем дело со сложным, огромным регионом, и линейный подход здесь не подходит. Участники конфликта — это неоднородное объединение, состоящее из отдельных групп, каждая из которых требует учета ее специфики и соответствующих действий.

Loading...

«Первая группа — это агентура, участвующая в организации первых сепаратистских действий, подтолкнувшая к созданию фантомных образований — ДНР и ЛНР с расчетом на то, что региональный сепаратизм получит быструю социальную поддержку, — говорит Андрей Ермолаев, директор Института стратегических исследований «Новая Украина». — Наряду с агентурной группой, которая выполнила и продолжает выполнять деструктивную роль также в поле дезинформации, образовалась вторая группа — сепаратистская элита. Эта часть более договороспособна, нежели представители спецслужб. Самая массовая группа участников конфликта — наемники, которые, по сути, здесь зарабатывают. Идеология, причины их не интересуют. Среди них фиксируется огромное количество наемников из РФ, также присутствует местное население. Это связано с безработицей, наличием широких маргинальных кругов. Так называемые «дикие гуси» — специфическая группа, которая является инструментом войны и требует особого подхода как с точки зрения ведения вооруженных действий, так и с точки зрения переговорных процессов. Четвертая группа — криминализированные объедения, которые, по сути, имитируют участие в сепаратистском движении, но де-факто это бандитизм, погромы, мародерство, передел собственности, сведение своих счетов. Это удел украинских спецслужб, которые имеют опыт работы с подобными образованиями».

Есть еще ряд задач, которые следует учитывать при реализации плана мирного урегулирования. Создание условий для повышения доверия населения Донецкой и Луганской областей к политике Киева. Ведь не секрет, что одним из побудительных мотивов, ставшим элементом большой спекуляции, был высокий уровень недоверия к политическим итогам майданного процесса, формирования нового правительства. Для многих граждан Востока события на Майдане до сих пор до конца не поняты.

Тимур Юлдашев, командир спецотряда внутренних войск по борьбе с сепаратизмом, которому удалось после 35-дневного плена у террористов таки вырваться на свободу, отмечает, что Донецкая и Луганская области имеют свои особенности, их нельзя сравнивать, например, с патриотической Днепропетровской: «Это как противостояние между охотниками и хлеборобами, между рабочими и крестьянами. Крестьяне ближе к земле и они готовы за нее стоять. Еще одна особенность — большая часть границы у нас с РФ, огромное количество людей жили контрабандой. Много родственных связей в соседней стране. Это все нужно учитывать. Но, в то же время, не стоит думать, что основная составляющая тех, кто воюет за единую Украину, — из западной части страны, местных также очень много».

Безусловно, должна быть усилена информационная пропагандистская работа. Меня поразил рассказ волонтера Юрия Бирюкова, известного в соцсетях под ником «Крылья Феникса» и создавшего фонд помощи украинской армии о плененном местном ополченце: «Он боялся «Правого сектора», который должен был похищать детей и крестить их по католическому обряду. Что противно во всей этой истории... Он местный. Не кадыровец, не русская шваль. Ему промывали мозг дешевой водкой и Киселевым. Он не понимал, почему мы с ним говорим по-русски, все ждал бандеровцев. Это отвратительно, ведь приходиться ведь воевать со своими».

Фактически получается, что боевики своими мародерскими действиями стимулируют население этого региона стать на сторону Киева больше, чем сам Киев. Людям нужно объяснять, почему им выгоднее быть в составе единой Украины. Необходимо системное изучение феномена массового сознания региона, обращение к ним с теми аргументами и стимулами, которые были бы им понятны. Без этого успехи АТО будут иметь ограниченный характер.

Сегодня население Луганской и Донецкой областей сталкивается с огромными проблемами: разрушена инфраструктура жизни региона. Все это повлечет за собой рост безработицы, социального напряжения. Поэтому уже сегодня, готовя план мирного урегулирования, нужно писать алгоритм посткризисного решения новых угроз, программу восстановления экономики региона. Иначе прогнозируемые экспертами бунты и кризисы станут явью. Такой план можно реализовать только при тесной работе правительства и региональных администраций, что очень важно — органов местного самоуправления.

«Грубо говоря, нужно снять высокий уровень идиосинкразии (психологическая несовместимость, неприятие друг друга. — Ред.), который является фоном конфликта, — считает г-н Ермолаев. — Второе важнейшее условие — сохранить моральное преимущество Украины в конфликте на Востоке как во внутреннем измерении, так и во внешней политике. Если на первых этапах антитеррористической операции население этих регионов было настроено достаточно критично, препятствуя военным, то уже сейчас, столкнувшись с жестокостью, цинизмом, люди разочаровываются и не доверяют сепаратистам. За это пришлось заплатить высокую цену, но это положительная тенденция.

С другой стороны, моральное преимущество представителей силовых структур Украины в этом конфликте должно подтверждаться и практическими действиями, прежде всего в плане толерантного информационного поведения. Нам очень важно сегодня соблюдать психологическое равновесие, не допуская крайностей, глупых призывов. События вокруг посольства РФ — на грани фола и разоружают Украину в спорах о том, есть ли в украинской политике крайности, господствуют ли радикальные силы, способствует ли власть им или она настроена на уравновешивание политической ситуации.

Третий момент — глобальная ответственность Украины в процессе выхода из вооруженного конфликта. Сегодня уже не требует доказательств то, что российская власть потакает и способствует вооруженному конфликту на востоке нашей страны. Тем не менее, мир не готов к новой холодной войне. Задача Украины — найти возможность и способы мирного выхода из конфликта, сохранить Донбасс как часть единой страны, найти формулу, которая будет соответствовать ожиданиям населения этих регионов. Спекуляция на конфликте с Россией, усугубление ситуации в украинско-российских отношениях могут стать детонатором геополитически военизированного кризиса. И признаки этого уже есть».

Важным элементом выхода из кризиса А. Ермолаев считает поиск нового формата переговоров между Украиной и Россией: «Жизнь не останавливается на сегодняшнем конфликте. Экономика и социальная сфера будут требовать поиска новой формулы взаимоотношений, поэтому переговорный процесс на высшем уровне, формирование межпарламентского формата, который я считаю очень важным, поиск варианта взаимодействия правительств, пересмотр всей нормативно-правовой базы наших взаимоотношений, учитывая спекуляции на теме газа, на теме поставок различных товаров, — эти вопросы имеют особо острое значение. Это важнейшая составляющая мирного плана. Уже сегодня очевидно, что подход «сначала завершаем военный контроль, а потом начинаем мирные переговоры» — несет в себе определенные риски. Наряду с установлением контроля над границей, в направлениях, где возможен переговорный процесс, в том числе и об амнистии, это нужно делать безотлагательно. Ведь ситуация меняется каждый день».

Леонид Поляков, главный советник Института стратегических исследований «Новая Украина», бывший заместитель министра обороны, озвучил основные вопросы, требующие безотлагательного разрешения: «Хочешь мира — готовься к войне. С информационными провокациями, с коррупцией как внутри страны, так и к противодействию купленных чиновников в других странах, которые поддерживают Россию. К тайной войне разведок и контрразведок. Мирные инициативы вряд ли будут успешными, если не будет усиления силового блока.

Большинство потерь среди силовиков — это не боевые потери. Это результат недостаточной осторожности, защищенности, коррупции и не налаженного взаимодействия. У нас до сих пор (более трех месяцев!) актуален вопрос физической защиты военных, отсутствия защищенных средств связи, отсутствия в необходимом количестве приборов ночного видения, наблюдения разведки и т. д. Это происходит потому, что в Министерстве обороны сохраняется коррупционное влияние традиционных поставщиков. А ведь количество потребностей на армию в случае мобилизации является секретной информацией, никто не запрещал по решению Генштаба и МО проводить процедуру закупки необходимых средств в режиме секретной. У нас же проводятся конкурсы и тендеры, когда гибнут наши силовики. Только совсем недавно были внесены изменения в законодательство, позволяющие делать это ускоренно.

Опять мы видим, как и раньше, «засады» гаишников на дорогах. В то время, когда на востоке страны идет война, лоббируется возвращение техосмотров. В цивилизованных странах, начиная от Европы до Северной Америки, в Африке и Азии технический осмотр транспортных средств, равно как и их регистрация, является функцией местной власти, но никак не полиции или милиции. Очевидно, что глава МВД должен решительно реагировать на все подобные заявления. Если от коррупции не избавиться, у нас опять будет Майдан.

Нужны кадровые решения. Последние случаи с огромными потерями силовиков носят признаки некомпетентности, утечки информации через предательство, ненадлежащее прикрытие каналов связи. Кстати, войсками связи у нас руководит общевойсковой офицер, не связист. В Украине также есть феномен — паркетные генералы, которые большую часть своей карьеры провели не выходя за пределы киевского гарнизона. Это все отражается на эффективности АТО».

По мнению г-на Ермолаева, в течение месяца реально обеспечить сведение к минимуму вооруженных столкновений: «Реализуя мирный план, есть шанс решить в течение месяца проблему наиболее организованных объединений, часть из которых, надеемся, будет покидать нашу территорию, другие пройдут процедуру амнистии. Это уже будет успех. Если говорить о внутренней ситуации, психология людей — очень сложная штука. Даже если сейчас нам удастся достичь (за счет морального превосходства в этой ситуации) гражданской стабилизации, это вовсе не означает, что большинство наших соотечественников в Луганской и Донецкой областях вдруг пересмотрят свои политические взгляды. Здесь нужно искать более сложные и умные подходы снять напряжение. Нам нужно признать, что есть запрос на новую качественную, прагматическую внутреннюю и внешнюю политику, социальное равновесие, найти правильный ответ на русский вопрос.

С точки зрения напряжения в обществе — все только начинается. Формирование нового качества гражданского мира и возвращение к идеям национального единства — это вопрос как минимум полутора-двух лет. Ведь разрушены основы украинского проекта — старой Украины уже не будет. Те, кто думает, что победа в конфликте — это победа вообще, глубоко ошибаются. Рождается новая Украина. Не географически или политически, а духовно. И шанс принять участие в этом проекте имеет каждый из нас. Даже то местное население, которое сегодня воюет на стороне ополченцев. В зоне конфликта очень много маленьких трагедий. Я бы сравнил это с «Тихим Доном» Шолохова. Если мы действительно стали мудрее, мы должны найти духовный ключ, а не сосредотачиваться на своей правде».

По материалам пресс-конференции «Конфликт на Востоке Украины: между войной и миром», состоявшейся в информационном агентстве «Українські новини»


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter