Новости
Ракурс

Чем угрожают Украине выборы в ДНР/ЛНР: мнения международных экспертов

6 ноя 2014, 15:26

Чем эти выборы выгодны России и какие последствия могут вызвать для Украины? «Ракурс» расспросил об этом экспертов из Украины, России, Литвы, Эстонии и Грузии.

Владимир Кипень, доцент кафедры политологии Донецкого национального университета (ДонНУ), председатель общественной организации «Институт социальных исследований и политического анализа»:

Организаторы выборов в ДНР и ЛНР прекрасно понимают, что таким способом никогда не получат признания цивилизованного мира, США или Евросоюза, поэтому главная ориентация и аудитория этих псевдовыборов была несколько иная. Прежде всего, таким образом стремились мобилизовать сторонников ДНР и ЛНР на подконтрольных боевикам территориях и обеспечить легитимацию власти в глазах населения.

Главным адресатом этих выборов была, конечно, Россия, политическая сила, которая породила эти республики, поддерживает их и имеет свои интересы в Украине (т. е. разрушение украинской государственности). Адресат, как мы знаем, услышал: Россия уже признала эти выборы законными.

России эти выборы также нужны по нескольким причинам. Во-первых, ей необходимо постоянно подчеркивать своему населению, что они выступают за правое дело, за «русский мир» в Украине, который якобы поддерживает здесь очень большое количество населения. В российских СМИ, особенно на телевидении, выборы в ДНР и ЛНР сразу стали топ-темой. Это очередной повод для поддержания имперского синдрома, которым заражен рядовой потребитель российской информационной продукции. Этот синдром поддерживают, чтобы использовать его в том числе для объяснения экономических проблем России, ее изоляции в мире.

Однако есть еще один фактор этих выборов, который мы должны иметь в виду. Мне кажется, они являются определенной прелюдией войны, обеспечивающей следующую волну эскалации агрессии против Украины. Есть немало свидетельств этого. Перед выборами и после них украинская разведка постоянно информировала о прибытии новых подразделений российских наемников и их сосредоточении на нескольких направлениях. Вполне возможно, что эти выборы, которые Украина не признала, станут основанием для нового вторжения агрессора. Ведь президент Украины Петр Порошенко уже заявил о нарушении минских договоренностей этими выборами и возможном прекращении действия закона об особом статусе отдельных районов Донбасса. В ДНР и ЛНР воспринимают это как возможность наступления украинских войск на эти псевдогосударственные образования. Поэтому такое форсированное прибытие техники и военных из России, возможно, должно было обеспечить их уверенность в своих силах для нового удара по украинским войскам.

Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги, руководитель программы «Внешняя политика и безопасность»:

Главная цель состоявшихся 2 ноября выборов — создать систему власти на территории, контролируемой ополченцами ДНР и ЛНР. Война приостановлена, наступает зима, нужна разветвленная система гражданского управления. Кроме того, речь идет о наведении элементарного общественного порядка.

Вторая по важности цель — создание субъекта для политических переговоров с Киевом о статусе регионов и об устройстве самой Украины, если такие когда-либо начнутся.

Для России эти выборы являются инструментом для создания легитимного — в глазах РФ и большинства жителей этих территорий — партнера для взаимодействия для оказания материальной, финансовой и другой помощи. С созданием избранных органов власти станет понятнее, с кого спрашивать, с кем договариваться и взаимодействовать по большому числу практических вопросов.

В перспективе (в зависимости от развития социально-экономической и политической ситуации в Украине) ДНР/ЛНР могут быть полезны, с точки зрения Москвы, для достижения более широких целей российской политики в регионе.

В экономическом отношении Россия будет дотировать ДНР/ЛНР, каких-либо экономических выгод от них она в обозримом будущем не получит. Москва, однако, готова нести это бремя: Россия поддерживает своих. При этом поддержку Россией юго-востока Украины неизбежно будут сравнивать с помощью Евросоюза Украине.

Виктор Денисенко, эксперт Центра геополитических исследований (Вильнюс):

Голосование на Донбассе, прошедшее 2 ноября, по сути, является ответом на выборы в Верховную Раду Украины, не случайно они состоялись неделю спустя после всеукраинских выборов. В этом их символическое значение.

Это также определенная политическая игра. Да, никто в мире (кроме России) не признал законности этих выборов и, соответственно, их результатов. Но сам факт их, пусть и не признанных, позволит России в случае необходимости говорить «о выборе, который сделало население Донецка/Луганска» и т. д.

При этом выборы являются определенным атрибутом государственности, указывая на то, что проекты так называемых «народных республик» все еще актуальны для их создателей и идеологов (в первую очередь, не в Восточной Украине, а в Москве). Квазигосударства как таковые удобны для формирования замороженных конфликтов по типу позднесоветских (Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье и т. д.). В случае любых дальнейших переговоров по мирному урегулированию Москва наверняка будет настаивать на участии «законно избранных» представителей «народных республик» как полноправной стороны переговоров (впрочем, как это было и ранее).

Признавая эти выборы, Россия автоматически признает «избранных» руководителей ДНР и ЛНР представителями населения «народных республик». Соответственно, любая просьба от их имени теперь будет рассматриваться в Москве как просьба со стороны оставшегося местного населения (в том числе русскоязычных граждан, так называемых соотечественников) и любое вторжение российских войск на эту территорию будет информационно позиционироваться как декларируемая Россией защита соотечественников (вспомним события 2008 года в Грузии). Но это только один из сценариев, который, скорее всего, может быть реализован при определенном стечении обстоятельств, то есть по ситуации.

В любом случае, на мой взгляд, все действия Москвы направлены на создание в восточной части Украины ситуации замороженного конфликта, что автоматически осложняет все возможные интеграционные проекты страны (сближение с ЕС и т. д.). При этом выборы руководства «народных республик» позволят Москве в большей степени уйти в тень. Предполагаю, что Кремль будет стремиться дистанцироваться от конфликта (чтобы ослабить международное давление и, в первую очередь, санкции) и переложить весь финансовый груз по поддержке (и восстановлению) сепаратистских территорий на Киев. Конечно, Москва в этой геополитической игре останется серым кардиналом за спиной сепаратистов, но для того, чтобы занять такую позицию, ей необходима ширма, номинальная «власть народных республик». Это во многом напоминает ситуацию упомянутых позднесоветских замороженных конфликтов.

Леонид Карабешкин, кандидат политических наук, продекан факультета международных отношений Евроакадемии (Таллин) (диссертация на тему «Калининградская проблематика в международных отношениях в постбиполярной Европе»):

Выборы в ДНР и ЛНР позволяют говорить об элементах некоего нового суверенитета. Суверенитет — это, по сути, способность контролировать свою территорию, в том числе осуществлять выборы в органы власти. Как известно, источником суверенитета является народ, и он может делегировать право на осуществление суверенитета своим представителям. При этом суверенитет не всегда означает обретение государственности.

Этот суверенитет может стать как основой будущей государственности (никто не питает иллюзий, что она в обозримой перспективе будет признана международным сообществом, хотя следует помнить, что все государства так или иначе являются самопровозглашенными), так и инструментом внутриукраинского политического процесса (если удастся найти компромиссные варианты сохранения территориальной целостности Украины).

Выборы в ДНР/ЛНР можно сравнить с плебисцитом (опрос граждан, как правило, с целью определения судьбы соответствующей территории. — Ред.), при котором главное — это явка. Фактически нынешние власти в республиках стремились заручиться максимально широким народным мандатом, или, если хотите, ярлыком (охранной грамотой) на правление.

На Донбассе выборы зафиксировали также своеобразную люстрацию старой политической элиты (если говорить в украинских терминах). Ведь все традиционные движения, которые были популярны на Донбассе (коммунисты, Партия регионов), на выборы допущены не были. В этом смысле такое изменение политического ландшафта на востоке Украины выгодно России. Может быть, на такое решение повлияла ситуация в Крыму, где у власти в основном осталась старая элита. В Крыму мы наблюдаем ситуацию, которую условно можно назвать «Украина в голове», когда политическая реальность изменилась, а политическая культура и традиции управления остались прежними. Так как людей переломить очень сложно, возможно опыт Крыма повлиял на то, что в ДНР и ЛНР Россия попыталась полностью заменить политическую элиту.

Кроме того, выборы должны способствовать и постепенной централизации власти в самопровозглашенных республиках, где велико влияние полевых командиров. Хотя риск военной эскалации по-прежнему есть, необходимо формирование новых органов власти для мирной жизни.

Если говорить об интересах России, то ей выгодна максимальная демаргинализация и легитимация руководства ДНР и ЛНР, превращение их в равнозначных Киеву участников политического процесса. Как известно, в Минске под протоколом руководство этих образований фактически подписалось как частные лица.

Стратегически, с точки зрения безопасности, Россия заинтересована в формировании эффективных инструментов воздействия на политику Украины в ситуации, когда попытки удержать ее на орбите своего влияния оказались неудачными. И наоборот, Россия не заинтересована в неконтролируемых анклавах по периметру своих границ.

Гиорги Канашвили, исполнительный директор «Кавказского дома» (Caucasian House) (Тбилиси):

Как и в Абхазии и Южной Осетии, главной целью выборов в ДНР и ЛНР является легитимация новой местной власти, которая там де-факто присутствует. Таким образом, создается иллюзия, что эти власти избраны местным обществом и, следовательно, имеют какую-то легитимность. После чего наступает второй этап, когда местная власть пытается создать видимость функционирующего государства. У нас это в большей степени касается Абхазии, потому что в Южной Осетии государственные институты совершенно не функционируют. Власти Южной Осетии целиком зависят от России, которая полностью обеспечивает безопасность в этом регионе. В Абхазии с институтами власти принципиально другая ситуация, потому что проекты разные. Если у южных осетинов на декларативном уровне главная цель — присоединение к России, в составе которой находится Северная Осетия, то Абхазия изначально была этническим абхазским проектом, где хотели построить свое независимое государство. Хотя, кроме абхазов, там живут около 60 тыс. грузинов, 60 тыс. армян и этнические русские.

Что касается присутствия российских военных на территории Абхазии и Южной Осетии, то мы трактуем их как оккупационные войска. Основанием их «официального» присутствия были запросы местных властей Абхазии и Южной Осетии и двусторонние договоренности с Россией после признания этих регионов с ее стороны в 2008 году. На данный момент все вопросы безопасности контролируются там Россией. Но в вашем случае, я думаю, этого не будет, потому что, с одной стороны, в последнее время Россия очень напирает на то, что на востоке Украины нет ее военных, а, с другой стороны, ей угрожает санкциями Запад. Поэтому, мне кажется, все ограничится неофициальным присутствием российских воинских подразделений в ДНР и ЛНР. Хотя, конечно, этот вариант нельзя исключать, тем более что Россию саму по себе сложно прогнозировать. Но пока не прочитывается этот сюжет в Украине (введение войск по запросу новоизбранных властей ДНР и ЛНР. — Ред.).

Подготовила Марина БЛУДШАЯ


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter




Загрузка...