Новини
Ракурс

Новий КПК: угода з правосуддям — це законно

Сделка в уголовном производстве в качестве новшества Уголовного процессуального кодекса вызвала неоднозначную реакцию общественности. Между тем аргументированных обоснований такого неприятия обнаружить в соответствующих публикациях не удалось, из чего напрашивается вывод: главная претензия – собственно к названию главы. Тогда как, в отличие от широко распространенной у нас «правовой традиции», эта сделка правомерна. Более того, предусмотренные УПК механизмы дают основания надеяться на то, что она действительно будет гарантировать выполнение взятых на себя обязательств всеми участниками процесса. И совсем уж напрасно это новшество ставят в один ряд с негласными следственными методами, показаниями с чужих слов и иными «многообещающими» для правоохранителей, но ничего хорошего не сулящими иным гражданам положениями нового, ныне действующего УПК.

 

Конечно, суть положений УПК, предусматривающих возможность такой сделки, в полной мере проявится в процессе реализации. Тем не менее уже сейчас можно утверждать: в возможности такой сделки заинтересованы все без исключения стороны процесса, а также налогоплательщики, оплачивающие бесконечные и дорогостоящие судебные тяжбы. Сегодня зафиксирован первый случай такого соглашения.

 

Плюсы...

 

...для потерпевшего

 

Интерес потерпевшего в заключении сделки очевиден. Ведь именно его права, как бы это ни было несправедливо, традиционно защищены уголовным законом в наименьшей степени, несмотря на уже известное нашей правовой системе соглашение о примирении с подозреваемым (обвиняемым).

 

Нынешним УПК потерпевшему обеспечивается реальная возможность быстрой и значительной, если не полной компенсации ущерба, нанесенного в результате преступления. Притом не только материального, но и морального. (В отличие от существовавшей ранее ситуации, когда на чужом горе могли нажиться, главным образом, милиция, прокуратура да судьи с адвокатами.)

 

...для налогоплательщиков и государства

 

Для государства, правоохранительной системы и налогоплательщиков реализация этого новшества дает: существенное уменьшение бюджетных расходов, в частности, на ведение процесса; уменьшение нагрузки на систему осуществления правосудия; процессуальное упрощение рассмотрения дел; значительное снижение риска дальнейших апелляций и соответствующих расходов.

 

То есть возможность сделки обеспечивает правосудие, осуществляющееся быстро, недорого, да еще и к обоюдному удовлетворению сторон.

 

По мнению авторов УПК, сделка должна стать не исключительной, а самой распространенной формой реализации государственного уголовного преследования. В делах публичного обвинения это радикально ускорило бы уголовное судопроизводство и позволило бы в итоге сократить судебный и следственный аппарат. Возможность такой сделки призвана стимулировать нарушивших закон идти на сотрудничество с властью (в частности, давая показания на организаторов преступления).

 

...для обвиняемого

 

Заключение сделки предоставляет возможность освобождения от наказания, его смягчения или применения альтернативного. То есть результатом сделки станет более мягкое наказание по сравнению с тем, которое угрожало в случае полного судебного разбирательства. Что немаловажно: проясняется перспектива итогов рассмотрения дела, а также сокращается срок его рассмотрения.

 

Как можно договориться?

 

Новый УПК предусматривает два вида сделок: о примирении между потерпевшим и подозреваемым (обвиняемым) или о признании вины между прокурором и подозреваемым (обвиняемым). В обоих случаях признание вины является необходимым условием. С прокурором, понятно, мириться не обязательно. Если не ссорились.

 

Соглашение о примирении между потерпевшим и подозреваемым (обвиняемым) может быть заключено в случаях, когда речь идет об уголовных проступках, преступлениях небольшой или средней тяжести и в уголовном производстве в форме частного обвинения.

 

Сделка о признании вины между прокурором и подозреваемым (обвиняемым) может быть заключена, если речь идет об уголовныхпроступках, преступлениях небольшой и средней тяжести, тяжких преступлениях, вследствие которых нанесен вред только государственным или общественным интересам. Иными словами, «договориться» с прокурором, обойдя потерпевшего, не получится. Во всяком случае, не должно.

 

Заключить соглашение о примирении или признании невиновности можно в любое время с момента сообщения о подозрении, однако до того, как суд удалится в совещательную комнату для вынесения решения.

 

В том случае, если стороны договаривались-договаривались, но так и не договорились, УПК обещает: заявления, сделанные с целью достижения соглашения, не могут считаться отказом от обвинения или признанием своей вины. Во всяком случае, такова теория.

 

Процесс проходит исключительно добровольно и заканчивается в упрощенной форме только при том условии, что спор между потерпевшим и обвиняемым отсутствует.

 

Уильям Бернам в работе «Правовая система Соединенных штатов Америки» отмечал: «Заявления о признании вины, поступающие от обвиняемых, не только вполне согласуются с принципом состязательности судопроизводства – поступление таких заявлений является вопросом практической необходимости для системы уголовного правосудия. Если хотя бы треть всех обвиняемых по уголовным делам реально настаивала бы на том, чтобы их дела рассматривались бы в порядке полного судебного разбирательства…то система правосудия просто рухнула. Из 47 556 обвиняемых по уголовным делам, осужденных в федеральных судах в 1995 году, 91,7 процента заявили о своей виновности. Сходное соотношение существует и в судах штатов» (Источник: «Бюро статистики правосудия министерства юстиции США»).

 

Нельзя не отметить, что в США сделки о признании вины подвергаются серьезной критике. Одни полагают, что такая сделка оборачивается снисходительностью к преступным элементам. Другие считают, что наличие возможности заключить подобное соглашение подталкивает обвиняемых, которые могут быть невиновны или у которых есть аргументы в свою защиту, к признанию вины в любом случае из-за опасения, что в результате обычного, полного судебного разбирательства их все равно осудят. В то же время Верховный суд США в ряде своих решений подтвердил правомерность подобных сделок о признании вины как соответствующих конституционным требованиям, указав: если сделку «заключают надлежащим образом, то практику заключения сделок следует поощрять» (Из решения Верховного суда США по делу Santobellov. New York, 1971).


 

О том, какая практика заключения сделок прогнозируется в нашем, украинском исполнении и какие риски возникают в связи c применением сделок с правосудием, – в одной из следующих статей «Ракурса».


Помітили помилку?
Виділіть і натисніть Ctrl / Cmd + Enter

.