Новости
Ракурс
Фото: Nick Youngson / thebluediamondgallery.com

В Швеции Конвенция по правам человека равнозначна Конституции

21 июн 2018, 09:36

Ула Кварнстром, эксперт Консультативной миссии Европейского Союза, — об опыте Швеции в имплементации практики Европейского суда по правам человека в национальную правовую систему:

— В прошлом году против моего государства рассматривался ряд дел в Европейском суде по правам человека, которые схожи с нынешними проблемами в Украине. Я не говорю о том, что ситуация в Украине значительно лучше или значительно хуже, но у меня есть опыт, которым я могу поделиться.

К большому сожалению, мне кажется, что нет единого унифицированного решения, которое мы можем принять и избавиться таким образом по крайней мере от определенной категории проблем. По моему мнению, вопрос более комплексный и сложный. Решить проблему поможет повышение правового сознания. Я помню свой первый год обучения в университете — мне давали для изучения решения ЕСПЧ. Я об этом вспоминаю для того, чтобы подчеркнуть необходимость всех уровней правового образования, включая повышение квалификации для судей и прокуроров.

 

Сторона защиты в Швеции, как правило, использует практику ЕСПЧ. Поэтому можно утверждать, что в определенной мере каждый защитник в Швеции является экспертом по вопросам Европейского суда по правам человека. Но они обучены, натренированы быть экспертами в своих узких сферах. Например, они могут обратиться к судье о признании человека невиновным в связи с тем, что допросы проходили ненадлежащим образом.

Ула Кварнстром. Фото: napu.com.ua

Для стороны обвинения (прокуроров) в Швеции разработаны методические рекомендации о том, как выполнять свои обязанности в соответствии с Конвенцией по правам человека. Природа этих рекомендаций очень практична. Поэтому если, например, прокурору надо выступить перед СМИ, он из рекомендаций узнает, что он может говорить, а что нет, и как сделать это таким образом, чтобы избежать обвинения в давлении.

В истории Швеции был такой период в конце 1980-х — начале 1990-х годов, когда постоянно увеличивалось количество обвинительных приговоров суда. Это побудило нас к проведению реформ. Поэтому Европейская Конвенция по правам человека была дословно интегрирована в шведское законодательство. В Конституции Швеции есть прямая ссылка на Конвенцию. В частности, основной закон говорит о том, что положения Конвенции применяются на территории Швеции так же, как и положения Конституции. Можно сказать, что в Швеции статус Конвенции по правам человека равнозначен Конституции.

Судьи хорошо знают, что в соответствии с положениями Конвенции и практики ЕСПЧ они должны учитывать время вынесения решений. Мне кажется, что именно такой уровень правового сознания является залогом как для имплементации положений Конвенции в национальное законодательство, так и для выполнения решений.

Я спросил своего друга, который работает в государственном агентстве в Швеции: что будет, если есть решение ЕСПЧ против Швеции и необходимо изменить закон, каким образом эти законодательные изменения инициируются? Сначала он даже не понял моего вопроса, потому что для него совершенно очевидно, что Министерство юстиции Швеции просто решит это. Уровень дихотомии, который мы видим во время дискуссии в Украине, — такого нет в моей стране. Возможно, это объясняется более высоким уровнем осведомленности о положениях Конвенции.

Создание в Министерстве юстиции Украины соответствующего директората по правам человека, доступу к правосудию и правовой осведомленности, который возглавляет Владислав Власюк, — позитивный шаг. Мне кажется, что именно уровень правового сознания является ключевым для имплементации положений Конвенции и выполнения решений ЕСПЧ.

В одном из дел, которые ЕСПЧ рассматривал против Швеции, речь шла о том, что отец тайно записывал на видео свою приемную дочь, когда она раздевалась, чтобы принять душ. Он был привлечен к уголовной ответственности за совершение сексуального преступления, но вскоре освобожден по решению апелляционной инстанции. И, возможно, апелляционная инстанция пришла к правильному выводу по этому делу, поскольку это деяние не являлось уголовным согласно шведскому законодательству.

В то же время это решение вызвало параллельные процессы. Первый процесс — это дело в ЕСПЧ, второй — внесение изменений в национальное законодательство. В течение месяца произошло два события: Европейский суд по правам человека принял решение против Швеции о нарушении, и вступил в силу новый закон, который криминализирует фото оскорбительного содержания. Этот пример демонстрирует, что нам не нужно было ждать, пока ЕСПЧ установит нарушение, эти два процесса шли параллельно.

Из выступления на I Международной научно-практической конференции «Практика Европейского суда по правам человека в деятельности органов прокуратуры и суда: вызовы и перспективы».


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter