Новости
Ракурс
Фото: lawrenceschiffman.com

Семен Глузман — об антисемитизме и «смотрящих» профессиональных евреях

Когда-то на одном киевском еврейском собрании меня, Семена Фишелевича Глузмана, назвали Главным Антисемитом Украины. Сегодня — моего давнего знакомца Анатолия Васильевича Матиоса. Неосторожно высказался — и в антисемиты

Был в нашей зоне ВС 389-35 особенный человек. Один такой. Русский националист, он же монархист Игорь Вячеславович Огурцов. И, как положено такому, убежденный антисемит. Но как человек воспитанный, интеллигентный и очень даже обходительный, вежлив и кроток был со всеми — и с украинскими националистами, и с армянскими, и с балтийскими, и с нами, евреями. Сложности общения у него были только с зэками из России.

Так вот, гуляя по кругу в свободное время с совсем не монархистом Игорем Калинцом, однажды он пояснил ему, что Сталин — еврей. Отсюда и вся беда в России, добавил он. И на вопрос Калинца, откуда такая уверенность, Огурцов просто и снисходительно ответил: «А ведь настоящая фамилия у Сталина не Джугашвили, а Джудашвили. Изменил одну букву и скрыл свое еврейское происхождение!»

Почему-то сегодня многочисленные российские патриоты почитают Сталина. Не сумел вовремя Огурцов объяснить им страшную правду. Но они, российские патриоты, и без того в большинстве своем страдают антисемитизмом. Очень даже страдают. Потому что ничего не могут поделать с засильем евреев в Государственной Думе. Где, как заявил публично один из депутатов Думы, каждый второй — еврей. Себя он относит к первым, настоящим россиянам.

 

Ох уж этот антисемитизм. Много его и у нас, в Украине. Такой гнусный, такой насыщенный яростью, что даже далекий от нас территориально Центр Визенталя сделал нам публичное замечание. Так ему сообщили их «смотрящие» в Украине, запах и вкус антисемитизма чувствующие отменно. Когда-то на одном киевском еврейском собрании меня, Семена Фишелевича Глузмана, назвали Главным Антисемитом Украины. Сегодня — моего давнего знакомца Анатолия Васильевича Матиоса. Неосторожно высказался — и в антисемиты.

А он, Матиос, сказал о другом. Об опасностях. О возможности крови на улицах нашей всегда заспанной страны. И славянской, и еврейской, и татарской крови. Все правильно, все честно сказал. Слишком честно, как для высокого украинского правоохранителя. Именно сегодня об этом следует говорить громко, поскольку сигналы уже поступили. Да, я об антицыганских погромах. И о том говорить, что многие из наших лихих чистильщиков родились как формирования в недрах наших, отечественных спецслужб, а совсем не в российских государственных недрах.

Увы, наши политики играют с огнем. Как маленькие дети зажигают спички где попало. Но об этом «смотрящие» профессиональные евреи не говорят, им платят за другое. Да, платят — и наши собственные бесстыдные олигархи, и российские спецслужбы.

Несколько лет тому назад в кабинете высокого украинского чиновника я задал вопрос: «Почему вы так привечаете этого профессионального еврея X, который совсем не представляет евреев, живущих в Украине?». Мой визави ответил искренне: «Понимаете, если я не буду выслушивать его и подобных ему, или вслух скажу то, что думаю о них, меня немедленно назовут антисемитом! Да, я боюсь их». Плохая позиция, но очень понятная.

Насколько мне известно, этнических цыган в нашем правительстве и парламенте нет. А евреи — есть. Наши чистильщики взялись за цыган. Пока — только за них. И безопасно, и публике приятно (увы, это так).

Знаю, торгуют наркотиками. Далеко не все. И «щипачами», карманниками стали. Не от хорошей жизни. Компетентные эксперты утверждают: в силу объективных обстоятельств цыганки-«щипачи» не очень удачливы на охоте. Большинство наших карманников — славяне.

А по поводу наркотического ремесла цыган занимательную историю рассказал мне отставной офицер СБУ. В деревне в Черниговской области плохонький домик купила цыганская семья. Отремонтировали, привели в нормальное состояние и небольшое подворье. Глава семьи, кузнец, имел свои конкретные планы на жизнь. Не получилось. В дом стал часто захаживать местный участковый. Требовал заняться изготовлением и сбытом наркоты. «Иначе, — говорил он, — вам здесь не жить. Будешь торговать наркотой, долю от выручки мне». Эта история закончилась печально. Как сказал мне милицейский отставник, типичная для Украины история. Но в таких направлениях «смотрящие» не работают.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter