Новости
Ракурс
Фото: Jobbeat / pixabay.com

Смерть в стоматологическом кресле. Кто виноват и как себя обезопасить

О проблемах с поставками анестетиков, культуре безопасности и памятке пациенту

В начале августа на приеме у стоматолога в одной из киевских клиник скончалась пациентка. Врачи скорой, прибывшие на вызов, констатировали смерть, точную причину которой должна установить судебно-медицинская экспертиза. Правоохранители изъяли с места происшествия медицинскую документацию и медпрепараты. По предварительной версии, причиной летального случая стала аллергическая реакция на анестезию. До выяснения всех обстоятельств трагедии Госслужба Украины по лекарственным средствам и контролю за наркотиками временно запретила реализацию и использование анестетика «Артифрин Здоровье Форте» (запрет касается раствора для инъекций по 1,7 мл в капсулах №10 и №50 в блистерах серии 0010218).

Молниеносная смерть в медицинском учреждении, куда каждый из нас приходит за врачебной помощью, не может не вызывать шок. Печально, что в этой трагической истории наше общество практически единогласно, не дожидаясь результатов расследования, назначило виновным того, кто непосредственно связан с пациентом — врача. Наверное, мы и не заметили, как информационная кампания «врачи-коррупционеры» и #доситьнасвбивати глубоко засела в сознании многих, а вина медиков превратилась почти в аксиому.

Обобщение — это всегда манипуляция. Из серии все «мужчины сво...» Здесь кроется огромная проблема и беда. Мы все пациенты, и в интересах каждого из нас, чтобы подобные случаи были расследованы самым тщательным образом. Нужно разбираться и делать выводы, а не охотиться на ведьм. Это цивилизованный подход.

 

В развитых странах количество случаев медицинских ошибок достигает 10%. То есть каждый десятый пациент страдает при оказании медицинской помощи. Врачебные ошибки в дальнейшем обязательно анализируются, ведь уроки в медицине имеют очень высокую цену — это человеческие судьбы и жизни. В Украине такая статистика никогда не велась, не ведется и сегодня.

О беде предупреждали

Одна из главных предварительных версий происшедшего — у пациентки случился анафилактический шок. «В каждом стоматологическом кабинете должны быть специальные аптечки — так называемые медицинские укладки скорой помощи, — объясняет Алексей Поздняков, врач-стоматолог, глава Независимой первичной профсоюзной организации Территориального медицинского объединения «Киевская стоматология». — Это аптечки для разного вида реакций — будь то обморочное состояние, коллапс, отек Квинке, анафилактический шок (при анафилактическом шоке пациенту в первую очередь вводят эпинефрин. — Ред.). Наличие медицинских укладок, препаратов, их срок годности должен проверять не только доктор, но и руководитель клиники».

К сожалению, случается, что в таких аптечках отсутствуют необходимые препараты для спасения пациента или же они просрочены. Скорее всего, при моратории на проверки бизнеса таких случаев стало еще больше.

Действия доктора, спасающего жизнь пациента, могут быть недостаточно оперативными или профессиональными. Врачи каждые пять лет должны проходить курсы повышения квалификации, отрабатывать навыки оказания неотложной помощи. Но, как и в любой профессиональной среде, кто-то учится прилежно, кто-то — совсем наоборот. Помните шутку: окончив медицинский, я очень боюсь врачей, особенно однокурсников? Не секрет, что приезжая в столицу из регионов на курсы повышения квалификации, некоторые из людей в белых халатах легко их снимают, предпочитая прогулки по Киеву вместо сидения в аудитории.

При более глубоком изучении вопроса оказалось, что о возможной беде стоматологи предупреждали. Однако их не услышали. Около года в нашей стране полный бардак с поставками анестетиков. В Украине есть два крупных официальных дистрибьютора, однако по непонятным причинам они существенно сократили поставки препаратов на наш рынок. Того же «Артифрина» отгружать стали в разы меньше. Почему? Эксперты теряются в догадках. Советуют этот вопрос переадресовать Минздраву и контролирующим органам. То есть существуют препоны, нарушающие работу рынка. Спрос рождает предложение: недостающие препараты попадают на рынок хитрыми путями, с вероятным нарушением правил хранения и транспортировки. Анестетики чувствительны к высокой температуре и попаданию прямых солнечных лучей, в результате риск развития побочных эффектов увеличивается в разы.

Анафилактический шок может развиться у любого человека

Аллергию называют болезнью XXI века. Количество людей, страдающих этим заболеванием, с каждым годом увеличивается во всем мире. Практически любое лекарственное средство может вызвать аллергическую реакцию. Согласно унифицированному клиническому протоколу медицинской помощи «Медикаментозная аллергия, включая анафилаксию» (приказ Минздрава №916 от 2015 года), чаще всего виновниками медикаментозной аллергии являются антибиотики (среди них преобладают β-лактамные), сульфаниламиды, анальгетики, местные анестетики, препараты, содержащие йод и бром, вакцины, сыворотки, препараты витаминов. Распространена аллергия также на нестероидные противовоспалительные препараты (в эту группу входит, например, ибупрофен, которым часто сбивают повышенную температуру).

Фото: mountainhome.af.mil

Есть такое понятие, как перекрестная аллергия — реакция, которая возникает в результате повышенной чувствительности к аллергенам, схожим по своему строению. Аллергики знают: при наличии реакции на березовую пыльцу лучше отказаться от употребления в пищу яблок и груш. Примером самой необычной перекрестной аллергии может служить аллергия на арахис и латекс. Если говорить о медикаментозной аллергии, то здесь таких случаев также достаточно. Например, между нестероидными противовоспалительными средствами (аспирин, анальгин, диклофенак, ибупрофен, нимесулид) и некоторыми анальгетиками.

К сожалению, в Украине отсутствует специальная система регистрации медикаментозной аллергии, соответственно — отсутствует точная информация о количестве реакций гиперчувствительности к лекарственным препаратам, а также типы реакций и их последствия. Кроме того, нет данных об эффективности их лечения как на госпитальном, так и на амбулаторном этапе. Нельзя не заметить также, что у нас лекарственные средства отпускаются без рецепта, соответственно, распространено самолечение со всеми вытекающими последствиями. Ко всему прочему Минздрав упразднил экспертную группу по аллергологии и клинической иммунологии, несмотря на многочисленные обращения Украинского общества специалистов по иммунологии, аллергологии и иммунореабилитации.

Анафилаксия — тяжелая, угрожающая жизни генерализованная или системная реакция гиперчувствительности, которая характеризуется быстрым началом с опасными для жизни нарушениями дыхания и кровообращения. Основными триггерами анафилаксии являются пищевые продукты, лекарственные средства и яд перепончатокрылых насекомых, в 20% случаев причину идентифицировать невозможно.

Анафилактический шок — редкая реакция и встречается один раз на 700 тыс. — 1 млн инъекций. Анафилактический шок внезапно может развиться у любого человека на любое лекарственное средство. Даже если раньше аллергии на него не было. Организм постепенно может нарабатывать критическую точку сенсибилизации (чувствительности). Поэтому так важна профессионально и оперативно оказанная медицинская помощь пострадавшему. Однако полностью исключить осложнения и смертность от анафилаксии даже при всех надлежащих средствах невозможно.

Культура безопасности

Следует помнить, что медицина — небезопасная сфера деятельности. Поэтому в интересах пациента сотрудничать с врачом. «Я не мерил, думаю, нормальное» — частый ответ пожилых пациентов на вопрос стоматолога о давлении. Некоторые и вовсе скрывают свои заболевания, подобным легкомыслием подвергая себя и врача неоправданному риску. Не забывайте рассказать доктору, если на продукты, средства гигиены или лекарства у вас была необычная реакция. Это могла быть сыпь, одышка, отек лица, появление пятен, схожих с ожогами крапивы, низкое артериальное давление, изменения в голосе...

Информированное согласие пациента — обязательный документ, который вклеивают в каждую медицинскую карту. Врач должен объяснить пациенту предстоящие манипуляции, собрать анамнез. В частных стоматологиях нередко дают специальные анкеты, где пациент ставит галочки напротив заболеваний, которые у него есть или были.

К сожалению, на деле правильное оформление медицинской документации хромает. Нередко документ об информированном согласии протягивают пациенту администраторы клиник, ничего не объясняя, и просят просто подписать.

«Пациент должен осознавать написанное в документе. Идеально, чтобы врач объяснил терминологию, пациент должен понять, какой вид медицинского вмешательства будет осуществляться. Информированное согласие — важный документ, который распределяет ответственность между врачом и пациентом», — объясняет юрист ОО «Всеукраинский совет защиты прав и безопасности пациентов» Ольга Скорина.

Памятка пациентам

В первую очередь нужно очень внимательно выбирать врача и клинику. Обращайте внимание, проходил ли врач дополнительное обучение.

В кабинете врача должен стоять стеклянный шкаф с медицинскими укладками, в том числе и на случай анафилактического шока.

Врач не должен работать сам. Ему должна помогать медсестра.

Внимательно читайте и заполняйте все бумаги на приеме. Очень часто пациенты приходят к юристам, просят защитить их права, при этом не имея на руках ни одного документа.

«Очень внимательно относитесь к листу информированного согласия. Часто пациенту просто дают листик и говорят: подпишите. Пациент должен взять этот лист и сказать: а теперь расскажите мне, с чем я согласен. И врачи расскажут. Они ничего не скрывают, просто так быстрее. Мировая тенденция сегодня — уход патернализма из медицины. Патернализма — где врач главный, отец, бог, а пациент беспрекословно его слушается — больше нет в цивилизованном мире. Существует разделенная ответственность. И если на пациенте лежит половина ответственности за свое лечение, он имеет право выбирать и знать, из чего он выбирает. Если вы задаете вопросы, врач будет относиться более ответственно», — советует София Богатова, глава ОО «Общественная инициатива «Право на здоровье».

* * *

Председатель комитета ВР по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец обратилась к и. о. министра здравоохранения Ульяне Супрун с просьбой создать клинико-экспертную комиссию Минздрава Украины по оценке качества оказания медицинской помощи и медицинского обслуживания в столичной стоматологии, где произошел летальный случай, а также провести проверку законности выдачи лицензии этому медучреждению.

Тщательный анализ помог бы минимизировать аналогичные ситуации в будущем. Не выученная ошибка, как известно, имеет привычку повторяться. Как результат, из года в год в нашей стране происходят трагические случаи, которые можно было бы предупредить.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter