Новости
Ракурс
Подкуп избирателей — черная предвыборная технология. Иллюстрация: Виктор Дюбрейль. Деньги, которые будут сожжены (Money to Burn). 1893 / Wikimedia

Грязные предвыборные технологии: подкуп избирателей

В воскресенье, 23 декабря, в Украине состоялись первые выборы в 125 объединенных территориальных общинах. В состав этих ОТО вошли более полусотни местных советов (15 городских, 27 поселковых и 492 сельских). Кроме того, в 26 объединенных общинах прошли дополнительные выборы.

Loading...

Многие у нас придерживаются мнения, что «все выборы сфальсифицированы, голоса куплены». И, к сожалению, есть здесь изрядная доля правды: избирательные механизмы в нашей стране пока что сильно разболтаны, их еще чинить и чинить.

В октябре 2014 года Верховная Рада внесла изменения в Уголовный кодекс, ужесточив статью 160 («Подкуп избирателя, участника референдума»). Пункт 4 этой статьи предполагает наказание от пяти до семи лет лишения свободы и ограничения в правах сроком от года до трех.

 

Но до недавнего времени эти жесткие наказания оставались лишь на бумаге. По информации гражданской сети «Опора», проанализировавшей данные, полученные на местных выборах в октябре и декабре 2017 года, Нацполиция открыла 44 уголовных производства о преступлениях против избирательных прав. В феврале нынешнего года почти половина из них была закрыта.

И вот в начале декабря по многим СМИ прошла новость: свершилось! Некая гражданка осуждена на полновесных пять с половиной лет лишения свободы за подкуп избирателей на местных выборах! Правда, в новостях не было подробностей дела, что и понятно: их-то писали на основе прокурорских пресс-релизов. А между тем эта история заслуживает внимательного рассмотрения: по делу агитаторши из Килии можно изучать самые простые и эффективные грязные предвыборные технологии, которые используются повсеместно, — об этом мне в неофициальных беседах рассказывали люди, так или иначе причастные к выборам.

Шпионские страсти, стукачи и «деньги на сигареты»

Рассказывая об этом деле, я буду делать короткие сноски, поясняя разные избирательные тонкости и ноу-хау.

Итак, в феврале 2018 года ЦИК издает постановление «О первых выборах депутатов сельских, поселковых, городских советов объединенных территориальных общин, поселковых городских голов 29 апреля 2018 года», и в Килийской городской территориальной общине (Одесская область) должны избрать депутатов и председателя объединенной территориальной общины.

Политические партии организовывают штабы и набирают штат агитаторов.

Пояснение №1. Агитаторы — обычные люди «из местных», обладающие, как правило, тремя важными качествами. Первое — относительная свобода распоряжаться своим временем, вытекающее отсюда второе — поиск разнообразных подработок и халтур. И, наконец, третье — коммуникабельность. Из бой-теток, которые «всех знают на районе», очень любят пообщаться и не прочь заработать дополнительную копейку, выходят отличные агитаторы.

Фигурантка дела пристроилась агитатором при местном штабе «Батькивщины». Наша агитаторша официально нигде не работала, поэтому и взялась за дело активно.

Я на 100% уверена, что поиски людей, которые могли бы продать голоса за деньги, не были ее личной идеей, хоть в приговоре и сказано, что обвиняемая «начала подыскивать лиц, которым можно предложить денежное вознаграждение». Вначале она позвонила некоей мамаше, сидящей дома с ребенком, предложила дать ей 200 грн аванса и 400 — по факту голосования, за то, что она отдаст свой голос за кандидатов от «Батькивщины».

Пояснение №2. «600 грн за голос — это очень жирная цена! — сказали мне знатоки. — Во многих регионах обходятся куда меньшей суммой». Даже в столичной области незаконно купленный голос стоит меньше на 200–300 грн. Но юг Одесской области — регион денежный, вот и платят там больше. А еще некоторые хитрые агитаторы берут часть «партийных денег», выделенных на покупку голосов, себе. То, что дама из Килии предлагала своим подопечным аж 600 грн, как ни странно, характеризует ее как порядочного человека, хоть и занималась она сволочным подсудным делом.

Мамаша с ребенком согласилась на «правильное голосование». А еще она по просьбе щедрого агитатора нашла ей двоих местных молодых людей, которые вроде бы тоже не прочь продать свои голоса «Батькивщине». Та позвонила одному из них, и он приехал с приятелем: оба оседлали один мопед.

И тут у приятеля случился облом: агитаторша отказала ему, сказав, что тот прописан не на ее участке. Ну, одному из парней 200 грн она пообещала, записав его данные (как и данные мамаши-декретчицы) в специальную тетрадочку.

Сразу денег ни одному, ни второй не выплатили. За пять дней до выборов мамаша позвонила сама: где деньги? Агитаторша ответила, что, мол, ответственный за деньги сказал, что «сегодня не получается, у них сегодня еще Киев не приехал». То есть, заметьте, деньги на подкуп должны были доставить из столицы. На следующий день агитаторша перезвонила: деньги есть, можно забрать. Ну мамаша и пришла, и забрала, расписавшись в тетрадке.

Оба телефонных разговора уже были записаны оперативниками, а за деньгами мать младенца явилась с портативной видеокамерой, которой ее снабдили все те же оперативники. Писался и разговор агитаторши с молодым человеком, всадником на мопеде, и еще с одним потенциальным избирателем.

За пять дней до выборов несколько заявлений о подкупе уже лежали где следует.

Пояснение №3. Меня очень занимал вопрос, кто же первым «настучал» на агитаторшу, и я даже жалела, что не держала в руках материалы досудебного следствия. Однако там вряд ли найдется ответ. Дело в том, что голоса на выборах проще и дешевле покупать в маргинальной среде: у местных бездельников, самогонщиков, наркоманов и наркоторговцев. А эта публика, между нами, давно находится «на крючке» у правоохранительных органов, исправно поставляя им кое-какую информацию в обмен на относительно спокойную жизнь. И это вряд ли найдет отражение в материалах следствия.

За три дня до выборов вечером к агитаторше явилась целая полицейская бригада. Перевернув все вверх дном, полиция нашла страшный компромат: пакет с календарями «Батьківщина. Обирай майбутнє!», агитационные листовки и несколько местных газет с предвыборными статьями.

В суде обвиняемая доказывала, что мамаше она дала 200 грн в долг, а байкеру на мопеде 200 грн были вручены в качестве аванса. Мол, он подряжался у нее ехать на уборку урожая клубники, и деньги были выданы «на сигареты». Но погода в тот день испортилась, вот он никуда и не поехал. Вообще она добрый человек, любит одалживать деньги. А что записывает должников в тетрадку — так это чтобы не забыть.

Пояснение №4. «На сигареты», «на пиво» — самая ходовая, классическая отговорка тех, кто торгует голосами. Активисты от разных политических сил и общественных организаций активно «пасут» агитаторов, ошивающихся в день выборов возле участков и общающихся с разными темными личностями. Те обычно денег при себе не носят, а если все-таки удастся поймать кого-нибудь при передаче наличных сомнительному типу, пришедшему проголосовать, то агитатор тут же заявляет, что «просто дал денег на сигареты» или «одолжил на пиво» — как мы уже знаем, речь обычно идет о небольших суммах.

Одним словом, действия агитаторши из Килии суд квалифицировал по ст. 160 (ч. 2 и ч. 4) и приговорил ее к пяти с половиной годам тюремного срока с лишением права работать на выборах еще на два года.

Франшизы и щупальца

Мне бы очень хотелось сгустить краски, описывая то, как замешанная в килийском деле партия «Батькивщина» запускает щупальца в местные органы власти, покупая голоса избирателей. Тем более что частично это именно так и есть — эта партия действительно вливает огромные средства в навязчивую и агрессивную агитацию на местах.

Но нужно признать, что сегодня на местном уровне большинство политических партий — это откровенные франшизы. Договорился местный предприниматель, мечтающий о политической карьере, с какой-нибудь из них — и вот вам, пожалуйста: партийная ячейка. На местных выборах в 2015 году я поработала пиарщиком в небольшом городке, в одном таком штабе от — не поверите! — Радикальной партии. По моему мнению, местный предприниматель, возглавлявший штаб, был таким же радикалом, как я балериной. А несколько отличных молодых ребят, баллотировавшихся в городской совет, просто прибились к «радикальному штабу», потому что хотели благоустраивать город, вот и отправились по штабам, не особенно разбираясь в партиях и просто ища возможности повлиять на жизнь в городе.

Между прочим, нынешний законно избранный глава объединенной территориальной общины в Килие, где произошел скандал, ныне представляет БПП, а еще каких-то десять лет назад возглавлял территориальную ячейку той же «Батькивщины», еще не успевшей окончательно измазаться о «русский мир».

Разумеется, нельзя сказать, что все поголовно партийные ячейки абсолютно аполитичны и стремятся только к власти и влиянию. Безусловно, существуют некоторые ограничения и табу. Порядочный человек, даже стремящийся к власти, не вляпается в какой-нибудь оппоблок, а порядочная партия не отдаст (продаст?) место ватнику, педофилу или вору-рецидивисту.

Тем не менее, все они — «хорошие» или «плохие» — так или иначе играют с черными и серыми предвыборными технологиями. Поэтому ужесточение уголовного законодательства в части наказаний за грязные предвыборные игры — вещь необходимая.

«Птичку жалко!»

Еще в 2016 году МВД совместно с Нацполицией и гражданской сетью «Опора» начали работу над законопроектом «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усиления ответственности за нарушения избирательного законодательства».

Я не буду сейчас подробно останавливаться на нем. Вкратце скажу, что в законопроекте, зарегистрированном в ВР в апреле 2018-го и включенном в повестку дня в конце сентября, упор делается не столько на ужесточении наказания за предвыборные махинации, сколько на формировании эффективных инструментов для выявления и расследования предвыборных преступлений и привлечения виновных к ответу.

Что же касается конкретной истории, которая произошла в Килие, то первым моим побуждением было посочувствовать незадачливой агитаторше: ведь из нее сделали козла отпущения. Не она придумала покупать голоса, не из своего личного кармана доставала деньги: все это санкционировалось и координировалось совсем другими людьми. И потом, в конце концов, — «ведь все так делают!».

Вот это и есть ключевая фраза. При всем сочувствии к осужденной женщине: пока остальные десятки и сотни тысяч агитаторов, координаторов, пиарщиков, опросчиков, глав штабов и партий — сверху донизу — не поймут, что за грязную игру их ждет наказание, никаких изменений к лучшему в этой стране не произойдет.

P. S. Покупка голосов избирателей — лишь один пункт в перечне грязных предвыборных технологий. В будущем году нас ожидают президентские и парламентские выборы, и у нас будет еще не один повод рассказать об их темной закулисной стороне.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter