Новости
Ракурс
Иосиф Бучинский. Фото: Facebook

Рецензия на заключение эксперта — балласт или спасательный круг для бизнеса?

Правительством Украины на протяжении последних лет не только продекларирован, но и инициирован ряд законопроектов, приняты другие нормативные документы с целью уменьшения давления на бизнес. Вступили в силу так называемые законы «Маски-шоу стоп» и «Маски-шоу стоп 2». Уже идут разговоры, что вскоре увидим проект закона «Маски-шоу стоп 3».

Некоторые положительные изменения для бизнеса эти законы принесли. Такие, например, как обязательное присутствие адвоката при проведении обысков, обязательная видеофиксация их проведения, материальная ответственность следователя, прокурора за ущерб, причиненный их незаконными решениями, и т. п.

Но недобросовестные работники правоохранительных органов, к сожалению, не перевелись, и в условиях любых административных запретов, в погоне за служебными показателями или ввиду возможной коррупционной мотивированности они продолжают попытки давления, а порой и уничтожения бизнеса.

Совсем свежий пример. Письмом руководителя правоохранительного органа о назначении экспертного исследования частному экспертному предприятию поступает рапорт оперативного работника о том, что им выявлена «преступная группировка» в составе директора общества «Р», бухгалтера и других сотрудников этого предприятия. Они якобы уклонились от уплаты налогов в особо крупных размерах путем занижения объемов реализации продукции на общую сумму 29 млн 633 тыс. 269 грн.

Установил этот факт оперативник «по результатам сопоставления реальных объемов реализации и объемов, задекларированных в налоговой отчетности» этого общества. Вместе с этим рапортом оперативника эксперту были представлены налоговые декларации по НДС предприятия за три месяца. Никакого первоначального документа эксперт не получал.

В этот же день эксперт выполнил, подписал и отправил по адресу заказчика — правоохранительного органа — заключение экспертного исследования о том, что им, экспертом, «...по результатам сопоставления реальных объемов реализации и объемов, задекларированных в налоговой отчетности общества «Р», установлено расхождение, а именно занижение объемов реализации обществом «Р» на общую сумму 29 млн 633 тыс. 269 грн <...> что может привести к занижению налогового обязательства по налогу на добавленную стоимость на общую сумму 4 млн 938 тыс. 16 грн».

Заключение экспертного исследования вместе с рапортом оперативника стали основанием для открытия уголовного производства со всеми вытекающими последствиями. Главное из них, для чего, собственно, все и затевалось, — был проведен санкционированный судом обыск в классическом варианте «маски-шоу», только без «стоп». При проведении указанного обыска был изъят весь товар, что лишило возможности осуществлять какие-либо хозяйственные операции на предприятии.

Суд был введен в заблуждение посредством заключения так называемого судебного эксперта, составленного без какого-либо первичного документа.

На этом правоохранители не остановились. Следующим постановлением суда, по инициативе следователя и на основании того же рапорта и заключения экспертного исследования, был арестован весь изъятый ​​товар предприятия на общую сумму свыше 5 млн грн.

Таким образом, обыск («маски-шоу») и арест товара предприятия, с формальной стороны, прошли в соответствии с законом — по решению следственного судьи. Однако такие действия были необоснованны, поскольку фактически суд был введен в заблуждение посредством того же заключения экспертного исследования так называемого судебного эксперта, составленного без какого-либо первичного документа и в нарушение элементарных требований Инструкции о назначении и проведении судебных экспертиз и экспертных исследований.

Необоснованность и даже беспочвенность такого заключения экспертного исследования нам, стороне защиты, была очевидна сразу после вступления в это дело. Ведь адвокаты нашего объединения специализируются прежде всего на налоговой и экономической проблематике. Мы понимаем, что такие вещи не столь очевидны большинству юристов. Поэтому в целях наиболее оперативной и эффективной защиты интересов общества «Р» и его должностных лиц мы инициировали проведение рецензии высококвалифицированных судебных экспертов-экономистов на это злополучное заключение экспертного исследования.

Иосиф Бучинский. Фото: Facebook

В рецензии экспертами аргументированно проиллюстрирована вся ничтожность этого заключения экспертного исследования, а уже с помощью рецензии мы аргументировали свою позицию защиты и были услышаны в суде. Тот же следственный судья, который арестовал товарно-материальные ценности общества «Р», и снял арест. Ведь благодаря аргументам, приведенным экспертами в рецензии, ему стала очевидна беспочвенность позиции обвинения.

Безосновательные по разным причинам экспертные заключения встречаются довольно часто, и по большей части с их помощью вводятся в заблуждение сторона обвинения и суд.

Я убежден, что и следствию, и прокурорам не останется иного выхода, кроме как согласиться с позицией защиты (адвокатской) и аргументами, приведенными в рецензии, и закрыть это уголовное производство.

Это лишь один небольшой пример того, как удается результативно помогать бизнесу с помощью такого инструмента защиты, как рецензия на заключение эксперта или экспертное исследование.

Практика работы нашего адвокатского объединения свидетельствует о том, что, к сожалению, беспочвенные по разным причинам экспертные заключения (ввиду их заказного характера, низкой квалификации экспертов или их ошибочного подхода к конкретной проблематике) встречаются довольно часто и по большей части с их помощью вводятся в заблуждение сторона обвинения и суд.

Самая эффективная «скорая помощь» бизнесу — это рецензии независимых высококвалифицированных специалистов, носителей специальных знаний в тех же сферах на ложные заключения экспертов.

Первой и наиболее эффективной «скорой помощью» бизнесу, предприятиям реального сектора экономики и их должностным лицам являются рецензии независимых высококвалифицированных специалистов, носителей специальных знаний в тех же сферах на такие ложные заключения экспертов.

Выше приведен пример такого ничтожного заключения экспертного исследования специалиста-экономиста частного экспертного предприятия. По нашим наблюдениям, государственные экспертные учреждения в большей степени грешат ложными экспертными заключениями, что можно объяснить различными причинами. Прежде всего — служебной зависимостью экспертов в таких учреждениях, их корпоративностью и т. п.

На рынке частных экспертов существует значительная конкуренция. Например, адвокат как представитель защиты только один раз может поработать с недостаточно квалифицированным экспертом. Кроме того, как в приведенном случае, мы обязательно поставим вопрос перед дисциплинарной палатой Министерства юстиции Украины о лишении этого эксперта свидетельства на право занятия экспертной деятельностью. Хотя этот конкретный эксперт получил свое свидетельство только в 2017 году.

Так что существовать такому неквалифицированному эксперту на независимом профессиональном рынке значительно труднее. Но это уже другая история.

Приведенный пример из реальной истории конкретного предприятия, по моему мнению, однозначно иллюстрирует важность такого инструмента защиты бизнеса, как рецензия на заключение эксперта.

На практике адвокатов нашего объединения подобных фактов множество. И в этой связи не может не удивлять позиция многих юристов — и прежде всего адвокатов — о том, что рецензия на заключение эксперта является ненадлежащим и недопустимым доказательством, а потому не имеет права на существование. И особенно если она выполнена вне Порядка проведения рецензирования заключений судебных экспертов и заключений экспертных исследований, утвержденного приказом Министерства юстиции Украины №775/5 от 25 мая 2018 года.

Действующее законодательство не содержит ни одной нормы, которая запрещала бы рецензии на заключения экспертов.

Этот Порядок определяет, что такие рецензии имеют право на существование и являются законными, только если они выполнены работниками государственных экспертных учреждений. Но на практике именно в незаангажированности и независимости, а следовательно, и в объективности экспертов государственных экспертных учреждений адвокатам чаще всего приходится сомневаться. И да простят достойные работники государственных экспертных учреждений, которые там, безусловно, есть, но негативных примеров множество. Чего стоит только практика отзыва из судов экспертных заключений руководством отдельных специализированных государственных экспертных учреждений.

Но указанный Порядок — это лишь подзаконный акт. На мой взгляд, сомнительно аргументированный и нормированный. Ведь действующее законодательство не содержит ни одной нормы, которая запрещала бы рецензии на заключения экспертов. Тем более что такие же по содержанию документы, которые будут подвергать критическому анализу сомнительные заключения экспертов, могут иметь другое название. Например, заключение специалиста, пояснение специалиста и т. п.

Чиновники, которые пытаются запретить рецензии на заключения экспертов, пытаются не допустить, чтобы суд увидел и изучил позицию, отличную от изложенной заинтересованной стороной.

Чиновники и просто юристы, которые пытаются запретить рецензии на заключения экспертов и экспертных исследований, тем самым пытаются не допустить, чтобы суд увидел и изучил позицию, отличную от изложенной заинтересованной стороной в вопросах, не являющихся юридическими, а требующих специальных знаний.

Очень удобно: сторона в уголовном, гражданском или любом другом процессе каким-то образом получила конкретное заказное заключение эксперта в сфере, от которой юрист-судья объективно и очевидно далек. Остается только уберечь судью по этому делу, чтобы не дай бог он не узнал о слабости или некорректности такого заключения эксперта. Иначе с чего бояться какой-то рецензии?

Если вывод о принадлежности и допустимости доказательств все равно делается судом, если последнее слово в оценке доказательств за судом, то почему отдельные должностные лица так боятся, чтобы иная точка зрения в сфере специальных знаний не попала на рассмотрение суда?

О чем думают и какие цели преследуют адвокаты, занимающие аналогичную позицию и иногда декларирующие ее в ходе круглых столов и в СМИ? Они точно на стороне клиента?

Рецензия на заключение эксперта или заключение экспертного исследования, выполненная в том числе специалистом, который имеет научные или другие специальные знания в соответствующей области, хотя и не является сотрудником специальных государственных экспертных учреждений, несомненно представляет собой документ, процессуальный источник (средство установления) доказательств в любом судебном процессе, в том числе уголовном.

Не какая-то абстрактная, а конкретная рецензия на конкретное заключение эксперта или экспертное исследование может быть признана судом надлежащим и допустимым доказательством в хозяйственном, административном, гражданском или уголовном процессе.

Жаль только, что Верховный суд нашего государства до сих пор не высказал свою позицию по этому поводу.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter