Новости
Ракурс
Шахта Краснолиманская. Фото: ГП «Краснолиманская угольная компания»

НАБУ наводит порядок на шахте «Краснолиманская»

30 июля 2019 года Верховный суд вынес довольно знаковое решение: оставил без изменений постановление Северного апелляционного хозяйственного суда от 22 мая 2019 года, которым был удовлетворен иск Национального антикоррупционного бюро Украины и признан недействительным невыгодный для государства договор о продаже угля, заключенный между шахтой «Краснолиманская» (Государственное предприятие «Угольная компания «Краснолиманская») и одной посреднической структурой под названием ООО «Дантрейд ЛТД». Его знаковость заключается в том, что в промежутке между этими двумя вердиктами судов апелляционной и кассационной инстанций Конституционный суд Украины своим решением от 5 июня лишил НАБУ права заниматься судебно-исковой деятельностью. Несмотря на это судьи решили, что уже инициированные этим ведомством хозяйственные дела предстоит довести до конца.

Loading...

Расположенная в городе Покровске Донецкой области шахта «Краснолиманская» испокон веков отгружала добытый ею уголь на дислоцированную в 100 км от нее Углегорскую теплоэлектростанцию. Но несмотря на то, что оба эти предприятия всегда принадлежали и до сих пор принадлежат государству, находясь в ведении Министерства энергетики и угольной промышленности Украины, между ними с начала 1990-х годов паслись и продолжают пастись всевозможные посредники. Нетрудно догадаться, что их наличие — не только следствие сговора между директорами шахты и электростанции: такие схемы стали возможными с разрешения верхушки парламентско-политических сил, которые на паях поделили как это министерство, так и все правительство.

Предметом же данного спора стал договор, заключенный 12 ноября 2015 года между шахтой «Краснолиманская» и ООО «Дантрейд ЛТД», согласно условиям которого шахта продавала этому ООО уголь по 910 грн за тонну. Местом отгрузки была названа железнодорожная станция Углегорской ТЭС. Причем в тот же день между этим самым обществом и официально контролируемым государством Публичным акционерным обществом «Центрэнерго», в состав которого входит Углегорская ТЭС, был заключен договор о поставках такого же качества угля, но уже по цене 1300 грн за тонну.

По данному факту НАБУ еще 5 июля 2016 года было открыто уголовное производство по двум статьям УК: 364 (злоупотребление служебным положением) и 209 (отмывание доходов, полученных преступным путем). Установлено, что в результате выполнения этого договора (до того момента, когда такое вот сотрудничество не было прекращено работниками компетентных органов) посредник на ровном месте заработал 304 млн грн, которые при других обстоятельствах могло бы заработать государственное предприятие.

Вообще-то подобные сделки не всегда считаются преступлением — иногда они расцениваются как ненадлежащее управление руководителем вверенным ему предприятием и могут стать разве что поводом для принятия соответствующих кадровых решений со стороны учредителя. Но в данном случае для обоснования необходимости уголовного преследования был железный аргумент: 11 марта 2014 года Министерство энергетики и угольной промышленности Украины издало приказ №237 «О неотложных мерах стабилизации финансового состояния отрасли и предотвращении проявлениям коррупции», из которого следовало, что руководителям угледобывающих предприятий (в их числе шахта «Краснолиманская») вменяется в обязанность обеспечить продажу угля по рыночным ценам непосредственно генерирующим компаниям тепловых электростанций и запрещается продажа угля посредникам.

Приговор по этому делу не вынесен до сих пор, а исковое заявление НАБУ в Хозяйственный суд Киева о признании указанного договора недействительным было подано почти два года спустя после открытия уголовного производства — в мае 2018 года. Как ни странно, суд своим решением от 2 октября того же года в удовлетворении иска отказал. Такой шаг судья Сергей Морозов обосновал тем, что приказ Минэнергоугля №237 не является ни нормативно-правовым, ни регуляторным актом и тем более не является актом гражданского законодательства, поэтому нарушение его требований может повлечь разве что персональную дисциплинарную ответственность руководителей предприятия, но никак не признание договора недействительным в свете требований ст. 203 и 215 Гражданского кодекса Украины.

НАБУ обжаловало вердикт судьи Морозова в Северном апелляционном суде. Там отметили, что на самом деле указанный приказ министерства был обязательным к выполнению. Что же касается якобы молчаливого согласия руководства Минэнергоугля, так это повод для его привлечения к уголовной ответственности за служебную халатность, но никак не причина не признать недействительным вредную для интересов государства и общества сделку. Исходя из этого, судьи Северного апелляционного хозсуда отменили решение Хозяйственного суда Киева и удовлетворили иск НАБУ.

В ходе кассационного пересмотра представители «Дантрейда» указывали на отсутствие у истца процессуальной дееспособности ввиду вышеупомянутого решения КСУ, но Верховный суд признал эти доводы необоснованными: пункт закона, предоставляющий НАБУ право заниматься судебно-исковой работой, стал недействительным только с 5 июня 2019 года, а до того имел юридическую силу, при этом иск в данном деле был подан до указанной даты.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter