Новости
Ракурс
Прямое народовластие. Иллюстрация: Philipp Foltz

Новые законопроекты: прямое народовластие или электронная диктатура?

Для того чтобы как можно дольше удержать симпатии самых незатейливых представителей электората, даже когда выяснится, что никаких заоблачных повышений пенсий и уменьшений тарифов не предвидится, нужно дать простому народу шоу. Ситком! Например, что-нибудь о прямом народовластии.

Loading...

Ситком «Рада-IX» и прямое народовластие

Прямые трансляции заседаний ВР — чем вам не сериал? 29 августа и 3 сентября — пилотные серии, затем пять сезонов по десять примерно серий (по сезону в месяц), аккурат до католического сочельника. А там… вроде путч обещали, не слышали? А пока пенсионеры и домохозяйки будут сидеть у телевизоров, телевизоры, глядишь, включат в парикмахерских и приемных зубоврачебных кабинетов, и оттуда польется богатая пища для ума. «А он тогда сказал…» — «И что ему ответили?» — «Видели, как была одета вон та, в президиуме?» — «А слыхали о прямом народовластии?»

Поэтому в двух пилотах главный герой, который парламентом руководить никак не может, вертится часами на красном бархатном троне в зале заседаний ВР, отпуская подогревающие зрителей реплики в духе киношного Голобородько. Но этого мало для того, чтобы сделать хорошее шоу. Для создания добротного контента нужен экшн.

Главные драчуны в этом созыве пролетели мимо парламента, поэтому осталось одно — время от времени выдавать залпы из популистских законопроектов. О прямом народовластии, например. Будут ли они приняты и когда — дело двадцатое. Народ все равно не врубится в то, что, скажем, голосование в первом чтении за законопроект вовсе не означает, что он немедленно станет действующим законом (особенно если дело касается внесения изменений в Конституцию). Однако за каждым таким популистским выхлопом стоит серьезная проблема.

Власть — народу, или Прямое народовластие

Во время второй пилотной серии ситкома «Рада-IX» депутаты бурно обсуждали один из самых расплывчатых и популистских законопроектов — таких, которые как раз и призваны обеспечивать яркое шоу «торжества демократии». Речь идет о законопроекте №1015 «О внесении изменений в статью 93 Конституции Украины (относительно законодательной инициативы народа)». Грубо говоря, о прямом народовластии.

«Внести изменения в статью 93 Конституции Украины..., изложив ее в следующей редакции: «Статья 93. Право законодательной инициативы в Верховной Раде Украины принадлежит народу, президенту Украины, Кабинету министров Украины, народным депутатам Украины и реализуется ими в случаях и порядке, определенных Конституцией Украины и законами Украины. Законопроекты, определенные президентом Украины как неотложные, рассматриваются Верховной Радой Украины вне очереди».

Ключевое слово — «народ», любой представитель которого теперь может подавать свои законопроекты. Звучит, да? Впрочем, большевики сто лет назад, кажется, уже заявляли нечто подобное. Власть народу, земля крестьянам… Получился пшик, а не прямое народовластие.

Прямое народовластие

Представьте, например, вы, полномочный представитель народа, хотите подать законодательную инициативу. Как это делается технически? Насколько широко простирается это прямое народовластие? Да и что это вообще такое?

Одних петиций мало?

Прямое народовластие — штука, обкатанная еще в Древней Греции. Но давайте оставим в покое и ее, и, например, средневековый Новгород, где нормы прямой демократии осуществлялись прямо на площади, иногда и кулаком в зубы. В масштабах современной страны эта модель не годится.

Когда говорят о современном прямом народовластии, в пример обычно приводят Швейцарию, где референдумы проводятся несколько раз в год. Традиции народной законодательной инициативы в этой стране насчитывают почти полтора столетия. Чтобы внести изменения в текст Конституции или другого действующего закона, или предложить новый законопроект, любой швейцарец в течение полутора лет может собрать 100 тыс. подписей и передать их в Федеральную канцелярию. Если принятый парламентом закон в чем-то не устраивает гражданина или группу граждан, в течение 100 дней после официальной публикации закон можно вынести на общенациональный референдум.

Мы не станем здесь подробно разбирать механизмы действия швейцарской модели прямого народовластия. Скажем только, что адаптировать их для Украины сложновато, потому что Швейцария — страна маленькая, и с федеральным устройством.

Тем не менее, в Украине уже успешно действует система электронных петиций. Написать петицию, адресованную президенту или парламенту, легко и просто может любой гражданин, и если она за три месяца наберет 25 тыс. подписей, то будет рассмотрена согласно закону «Об обращениях граждан».

Однако прямое народовластие включает в себя возможности организовывать референдумы, широко обсуждать законопроекты, инициировать снизу внесение поправок в уже действующие документы, право отзывать депутатов и требовать от них внеочередных отчетов. И главный вопрос — как это организовать. Ведь традиционные голосования на референдумах — очень неповоротливая и дорогая система, поэтому частые референдумы нам не осилить ни организационно, ни финансово.

Прямое народовластие или цифровая диктатура?

А вот тут представители правящей партии вытаскивают, как кролика из цилиндра, волшебные слова — «диджитализация» и «государство в смартфоне». Об этом, собственно, и говорили представители «Слуги народа» во время обсуждения законопроекта в парламенте. Однако рисуя утопические картины — как вся страна от мала до велика, от миллионера до бомжа, тыкая пальцами в смартфоны, осуществляет прямое народовластие, — они умалчивают об опасностях «государства в смартфоне».

А теперь давайте поговорим еще об одном свеженьком законопроекте №1083, внесенном в Раду 29 августа, — «Об электронных коммуникациях». Одним из его инициаторов стал Михаил Федоров, главный «диджитализатор» президентской кампании Зеленского.

Если внимательно вчитаться в этот объемный документ, можно сделать жутковатые выводы. Некоторые эксперты даже называют систему контроля, прописанную в законопроекте, «мечтой гэбэшников», «цифровым тоталитаризмом» и даже «интернет-концлагерем».

Коротко о новшествах. Если законопроект будет принят, можно забыть об анонимных телефонных номерах. Все обязаны будут зарегистрировать свои сим-карты, а операторы обязаны будут в течение трех лет (пока не истечет срок исковой давности) сохранять информацию о том, какие услуги они предоставили. «Серые» телефоны могут отключить от мобильной связи (сотрудники «Цитруса» и китайских интернет-магазинов близки к обмороку!). А по IMEI телефона человека могут вычислить в любое время и в любом месте. То есть все разговоры, переписка, поисковые запросы и даже местонахождение окажутся «под колпаком» государства (при этом непонятно, как поступят с телефонами иностранцев, въезжающих в Украину).

Утешает то, что если законопроект будет принят, то действовать он начнет только летом будущего года, а отключение телефонов запланировано на начало 2024-го — за это время много чего может произойти.

Итак, цифровое прямое народовластие — вещь, должно быть, хорошая. Если не превращать ее в тотальную цифровую диктатуру.

P. S. 3 сентября парламент принял постановление о том, что законопроект о прямом народовластии будет отправлен в Конституционный суд для получения заключения, а после рассмотрен на второй сессии ВР.

С 10 по 20 сентября смотрите первый сезон ситкома «Рада-IX. Первая сессия». Будет интересно.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter