Новости
Ракурс
Бывший и. о. председателя правления НЭК «Укрэнерго» Всеволод Ковальчук. Фото: Facebook

Кто и зачем «ушел» Ковальчука из «Укрэнерго»

27 фев 2020, 10:00

Алла ЕРЕМЕНКО

«Сбить» главу «Укрэнерго» было бы не по силам одному министру энергетики и экологии Алексею Оржелю. Хотя именно он буквально с момента своего назначения министром высказывает недовольство тем, что крупнейшие госкомпании, прежде всего НАК «Нафтогаз Украины» и НЭК «Укрэнерго», подчинены Минфину, а не Минэнергоэкологии. Не мог, хотя и пытался. По его же признанию, пару недель тому назад он подал «аргументированное» письмо-докладную премьеру о недостатках и угрозах для «Укрэнерго» и энергосистемы страны в случае продолжения контракта с и. о. председателя правления НЭК «Укрэнерго» Всеволодом Ковальчуком.

Но уйти с занимаемой должности Ковальчука попросил (если это можно так назвать), по данным источников «Ракурса», президент Зеленский. Чем он руководствовался при этом, сложно сказать. Тем более что кадровый голод и обострившиеся конфликты в команде Зе не заметит только слепой или абсолютно безразличный к участи страны, а значит, и к своей судьбе человек.

Убрать главу «Укрэнерго»: со второй попытки

Почему мы склонны верить версии с участием президента? Составим хронологию последней декады. Оржель пишет письмо о «крамольном» управлении Ковальчука. Но в повестке дня ближайшего заседания правительства этого пункта нет. Как нет и пункта о «Нафтогазе».

На заседании Кабмина 19 февраля Оржель предлагает объявить конкурс на замещение должности главы правления НАК «Нафтогаз» (контракт Коболева заканчивается 10 марта). Но тут возмутился Аваков: такие важные вопросы с голоса вносить сразу на рассмотрение нельзя и незаконно.

С «Укрэнерго» несколько иначе. Четыре независимых иностранных члена наблюдательного совета 18 февраля не приняли «добровольно-принудительную» отставку Ковальчука. Его уволили со второй попытки «по собственному» несколько дней спустя. Вероятно, после разговора с президентом.

К слову, конкурс на замещение должности главы НЭК «Укрэнерго» давно объявлен. И Ковальчук также подал документы как претендент на им же занимаемую должность. Только уже в надежде без приставки «и. о.». Хотя 26 февраля он сказал, что после и на фоне происходящего еще подумает, стоит ли участвовать в конкурсе или благоразумнее будет отозвать свою заявку. Время покажет.

Конец реформе корпоративного управления?

Корпоративная форма управления не идеальна. Тем более что далеко не все ее плюсы и возможности в Украине использованы. Но она явно эффективнее «ручной» и «телефонного права».

Нюанс в том, что после проведения корпоративной реформы в НЭК, как и в НАК, основные производственные и кадровые решения — полномочия набсоветов этих компаний. Еще в 2018 году учредителем государственных НЭК и НАК стал Минфин. Но контракты с руководителями таких госпредприятий подписывает теперь уже глава Минэнергоэкологии. Дабы избежать конфликта интересов.

Кто и зачем «ушел» Ковальчука из «Укрэнерго». Фото: Укрэнерго

Стоит напомнить, что при премьере Гройсмане пытались переписать уставы корпоратизированных предприятий, оставив их в подчинении «нужного» министерства и Кабмина, сведя к нулю полномочия набсоветов. Просто «Нафтогаз» об этом громче кричал. Именно тогда через суды госкомпании НАК «Нафтогаз» и НЭК «Укрэнерго» добились переподчинения Минфину. Но это не намного сбило накал во взаимоотношениях с госкомпаниями, их набсоветами и министерствами.

«Принципы корпоративного управления попираются людьми, которые должны их охранять», — говорит Ковальчук.

К слову, в набсовете НЭК «Укрэнерго» на сегодня только четыре независимых директора. Кабмин своих трех представителей не назначает с осени 2019 года. А зачем? Удобно же переназначать главу и правление компании без решающего слова набсовета. И всякий раз можно делать это временно.

Означает ли это сворачивание или по крайней мере замораживание реформы корпоративного управления базовыми госпредприятиями? Возврат к ручному управлению? Некоторые симптомы свидетельствуют об этом.

В чем обвиняют «Укрэнерго» и есть ли в этом его вина?

Затягивание Минэнергоэкологии с утверждением инвестиционного плана в 2019 году составило, по словам Ковальчука, шесть месяцев. За оставшиеся полгода компании пришлось догонять и перегонять, чтобы по итогам года выполнить инвестиционную программу на 95%. Даже инвесторы/доноры удивились.

Пять лет обещанный и в результате проведенный за пару недель полуанбандлинг «Нафтогаза» (отделение оператора газотранспортной системы — до переговоров о новом контракте на транспортировку газа) — еще один яркий пример. Хотя анбандлинг НЭК «Укрэнерго» (создание системного оператора энергосистемы Украины) спокойно и тщательно готовили также не один год. И этот процесс вполне мог быть завершен ранее, чем это в авральном порядке сделали в «Нафтогазе». Если бы Минэнергоэкологии удосужилось, по словам Ковальчука, подать пакет практически подготовленных документов на сертификацию системного оператора энергосистемы в НКРЭКУ и Европейское энергетическое сообщество. Без получения лицензии и ее одобрения Евроэнергосообществом системный оператор ОЭС (объединенной энергетической системы) Украины работать в режиме ЕС и стать частью энергосистемы нет надежды.

Об импорте (перетоках) электроэнергии из РФ и Беларуси, согласно нашумевшей поправке депутата Андрея Геруса в закон «О рынке электрической энергии», сам Герус на прошлой неделе сказал: «Как приняли, так и отменили». Частично. Особенно для импорта из РФ.

Но… «Мы не знаем и не можем достоверно знать о реальных электроэнергетических отношениях Беларуси и РФ, то есть чью энергию импортируем. Нас обвиняют, что мы открыли энергограницы для РФ, но «Укрэнерго» действует согласно законодательству. Никаких иных действий без законного письменного распоряжения Минэнерго или другого министерства «Укрэнерго» не производило. В этом могут убедиться все проверяющие и Минэнергоэкологии», — объяснил на пресс-конференции 26 февраля Всеволод Ковальчук.

Протест саботажу

В Минэнергоэкологии, считает Ковальчук, нет четкой политики относительно возобновляемых источников энергии: «Тарифы на «зеленую» энергетику несколько снизили, но количество таких объектов стремительно увеличивается». И эту проблему не решают.

Следующая проблема — создание новых аккумулирующих мощностей. Они снижают интерес зарубежных инвесторов (работают на балансирование ОЭС, а не на их прибыль), одновременно действуя в интересах региональных монопольных энергокомпаний.

Перечень можно долго продолжать…

«Лично я не разделяю текущую политику в отрасли, а особенно политизацию чисто экономических процессов на рынке электроэнергетики... Блокировка деятельности стратегических предприятий, нарушение буквы и духа международных обязательств, бездействие, популизм и административное давление я презираю и считаю для себя неприемлемым работать в подобных условиях», — резюмировал Всеволод Ковальчук.


* * *

Влияние на решения системного оператора выгодно любому участнику энергорынка. Будет ли им сам оператор, его набсовет, НКРЭКУ, Минэнергоэкологии, Минфин, Кабмин в целом или президент — важно, чтобы реформа энергорынка не захлебнулась обратной саботируемой волной.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.