Новости
Ракурс

COVID-пандемия и дети: происходит стремительный рост депрессий и суицидов — детский психиатр

Коронавирус сломал нашу планету, изолировал миллиарды людей, а счет оборвавшихся жизней уже идет на миллионы. Многочисленные научные исследования свидетельствуют о последствиях кризиса COVID-19 для психического здоровья. Один из главных вопросов: как повлияла пандемия на детей и подростков? Понимают ли родители, что происходит с их детьми, и в состоянии ли государственная система психиатрической помощи оказать действенную поддержку украинским семьям?

По меньшей мере каждый седьмой ребенок пострадал от карантина

В сентябре Европейское региональное бюро ВОЗ организовало саммит высокого уровня, посвященный влиянию COVID-19 на психическое здоровье. В совместной декларации, принятой делегатами, содержится призыв увеличить инвестиции в развитие услуг по охране психического здоровья и сделать эту отрасль медицины одним из центральных элементов «повестки дня восстановления после COVID-19».

5 октября ЮНИСЕФ обнародовал доклад, в котором предупредил: дети и молодежь могут испытывать связанные с COVID-19 последствия для своего психического здоровья и благополучия на протяжении многих лет. По последним данным, во всем мире минимум каждый седьмой ребенок непосредственно пострадал от карантина, а более 1,6 миллиарда детей — от потери образования в той или иной степени.

Ответ на вопрос «Как пандемия повлияла на психическое здоровье детей и подростков?» может дать большой опрос, проведенный Исследовательской академией Европейского общества детской и подростковой психиатрии (ESCAP). Следует отметить, что первый этап этого исследования проходил в марте-апреле 2020 года, второй — через год после того, как пандемия начала поражать Европу (в феврале-марте 2021 года).

Как оказалось, влияние пандемии на ментальное здоровье детей и подростков было гораздо более заметным в ходе второго этапа исследования (в 2021 году). Часть услуг в сфере детской и подростковой психиатрии во время локдаунов и карантинных ограничений была прекращена или сужена и остается такой до сих пор. Финансовые ресурсы на услуги детской и подростковой психиатрии сокращаются во всех странах Европы (по крайней мере половина экспертов назвали это значимой проблемой).

Среди психических расстройств у детей наибольшим был рост:

  • частоты суицидальных попыток (это отметили 83% опрошенных специалистов);
  • тревожных расстройств (70%);
  • расстройств пищевого поведения (64%);
  •  тяжелых эпизодов депрессии (61% респондентов).

Какие факторы пандемии оказали наибольшее влияние на детей?Определяющим фактором, наиболее часто касающимся как детей, так и подростков, было закрытие школ. Если говорить о детях, то самыми большими по значимости являются родительский стресс, снижение эффективности родительских компетенций, проблемы в отношениях в кругу семьи. А вот для подростков важными факторами эксперты считают ограничение передвижения и собраний, домашнюю изоляцию, изменения в привычном образе жизни и внешкольной активности.

Закрытие школ в наибольшей степени повлияло на детей с особыми потребностями. Для детей с расстройствами психики дистанционное обучение часто приводит к негативным последствиям. Официальную точку зрения детских психиатров мира поддержала и озвучила и ВОЗ: дети с особыми потребностями и психическими расстройствами в результате пандемии испытали и продолжат испытывать тяжелую психологическую травму. Это коллективная психологическая травма, которая вызовет тяжелые последствия в будущем. Правительства всех стран должны понимать, что последствия этой травматизации придется преодолевать долгие годы после окончания пандемии.

Украина: за три пандемических месяца через реанимацию прошло столько же детей с попытками отравлений, сколько раньше за целый год

Теме стремительного ухудшения психологического благополучия людей в нашей стране, обусловленного пандемией, был посвящен круглый стол «Приоритетные задачи в предотвращении ухудшения психического здоровья населения в условиях пандемии COVID-19», состоявшийся на днях в ГУ «Научно-исследовательский институт психиатрии Министерства здравоохранения Украины». Будем надеяться, что сотрудничество привлеченной экспертной среды будет плодотворным и снизит влияние негативных последствий пандемии COVID-19 на экономику и население нашей страны. Особый фокус внимания — на детском ментальном благополучии.

«К сожалению, несмотря на то, что мы постоянно говорим о важности охраны психического здоровья у детей и подростков, на самом деле этот вопрос на протяжении многих лет — как до ковида, так и после — остается без внимания общества. Реальная ситуация не мониторится, реально никакие меры не принимаются», — говорит детский психиатр, глава отдела психических расстройств детей и подростков Научно-исследовательского института психиатрии Минздрава Игорь Марценковский.

Что произошло в Украине во время пандемии? В последние годы наша страна начала создавать амбулаторные системы поддержки для детей и подростков с психическими расстройствами. Карантинные меры нанесли удар по всей системе. Возник паралич детских психиатрических отделений и амбулаторных сервисов, а доступность госпитализаций из-за карантинных ограничений резко упала. Ограничения передвижения и работы специализированных медицинских сервисов сказались на возможности своевременного обращения за медицинской помощью и обусловили общее ухудшение психического здоровья детского населения.

К сожалению, в Украине нет точной статистики, но врачи могут опираться на свою практику. По словам Игоря Марценковского, во время пандемии произошел стремительный рост депрессий, тревожных расстройств, случаев самоповреждающего поведения (когда дети наносят себе ранения, порезы, обычно не имеющие целью самоубийство, иногда — чтобы избавиться от невыносимых мыслей и переживаний, порой это происходит с целью шантажа) и суицидов.

Хочу отметить, что в одно из реанимационных отделений в Украине за три месяца во время пандемии госпитализировали столько же детей с суицидальными попытками отравлений, как за весь предыдущий год. То есть настолько возросла госпитализация», — отмечает детский психиатр.

По мнению врача, дополнительным негативным фактором влияния на систему оказания специализированной психиатрической помощи в Украине стали определенные ошибки при реформировании вторичного звена:

• увеличение количества субъектов, контрактованных НСЗУ для предоставления психиатрической помощи детям, в частности, учреждений, не имеющих специалистов и не могущих оказывать такую помощь;

• неспособность и неготовность первичного звена оказывать психиатрическую помощь детям и подросткам («Семейная медицина категорически отрицает свою готовность предоставлять такую помощь. Честно говоря, нет даже четкой позиции, как именно это должно происходить», — говорит эксперт);

• отсутствие сервисов для оказания высокоспециализированной психиатрической помощи детям и подросткам с расстройствами пищевого поведения, тяжелыми расстройствами поведения (с агрессивным, антисоциальным, самоповреждающим поведением), психическими расстройствами, осложненными несистемным употреблением наркотических веществ;

• отсутствие бюджетной системы диагностики, предоставления специализированной психиатрической помощи и реабилитации детям с расстройствами аутистического спектра (РАС) («Вы можете возразить, ведь реабилитационные центры для детей с РАС есть почти в каждом подъезде, по крайней мере в Киеве. Но все это негосударственные центры, они не участвуют в предоставлении этих услуг», — объясняет Марценковский);

• отсутствие базовых психотропных лекарственных средств для детской психиатрической практики, в том числе стимулянтов. Детская психиатрия нуждается в других лекарственных средствах и формах их выпуска, в частности, в сиропах и растворах для питья.

Резюмируя, на фоне пандемии, с одной стороны, происходит ухудшение психического здоровья детей и подростков, с другой — снижение доступности необходимой помощи.

* * *


Немало обращений к психиатрам инициируют сами дети, — говорят эксперты. Есть много случаев, когда подростки рассказывают врачам о самоповреждении, употреблении различных препаратов, а родители, к сожалению, об этом даже не догадывались. Это свидетельствует о проблемах общения, контакта между родителями и детьми. Пандемия, конечно, повлияла и на взрослых: сплошь и рядом диагностика депрессии у родителей является первым шагом диагностики депрессии у ребенка.

Пандемия настолько изменила нашу жизнь, что мы больше не реагируем на «звоночки», на которые в допандемическое время обратили бы внимание. Представьте себе: вы не узнаете своего подростка, из общительного и активного он превратился в заядлого интроверта, есть расстройства сна. Обычно мы, родители, это заметили бы и обратились к врачу. Но во время пандемии, локдауна такое поведение перестало быть необычным. К примеру, ситуация, когда дети ложатся спать далеко за полночь, а с утра им трудно проснуться, стала довольно распространенной. Из-за изменений в распорядке дня, особенностей жизни в режиме локдауна многие признаки депрессии, даже самоповреждающего поведения нередко остаются без внимания близких. Так что если ваш ребенок очень изменился, сына или дочь трудно разбудить каждое утро, а до глубокой ночи сложно уложить спать, ребенку стало трудно концентрироваться, он плохо усваивает школьный материал, — на такие «красные флажки» закрывать глаза нельзя.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.