Новости
Ракурс

Владимир ФИЛЕНКО: «В Украине потребность изменить Конституцию возникает тогда, когда верхушка не может удержать власть»

3 сен 2013, 09:25

За свою долгую жизнь в политике зарекомендовал себя как убежденный демократ. Правда, на последних парламентских выборах реформированная и перетасованная «Батьківщина», во фракцию которой он входил в предыдущем созыве Верховной Рады, не включила его в список кандидатов на выборах, а баллотироваться на мажоритарном округе он не стал. Но обиды на бывших однопартийцев Филенко не держит, наоборот болеет за успех нынешней парламентской оппозиции. Сейчас он — один из инициаторов и активных участников движения «Третья украинская республика», возглавляемого Юрием Луценко.

Loading...

— Поскольку вы не являетесь представителем определенной политической партии, интересно ваше мнение о том, в каком состоянии находится оппозиция и какие у нее шансы на победу в 2015 году?

— Очевидно, оппозицию есть за что критиковать. Но я этого сознательно делать не буду. Мы это делаем в частных контактах. Мы исходим из того, что критики хватает и без нас, с одной стороны, а с другой — объективно у нас общий оппонент в виде Виктора Януковича как президента Украины и Партии регионов, которую он де-факто возглавляет. И то, что мы делаем в политическом и общественном секторе, это в помощь реестровой парламентской оппозиции, ее усилению. Очевидно, если бы мы видели, что оппозиция лучше может справиться со стоящими перед ней задачами, каждый из нас нашел бы свое политическое место в одной из этих оппозиционных структур.

— Раньше, во время прошлогодних парламентских выборов, термин «Объединенная оппозиция» касался исключительно «Батьківщини», объединившей несколько партий. Но сейчас все чаще этот термин применяется скорее ко всем оппозиционным парламентским партиям («Батьківщина», УДАР и «Свобода»)...

— Мы еще во время прошлых парламентских выборов в рамках КОДа (КОД — Комітет опору диктатурі. — Ред.) призвали к формированию единой оппозиции. К сожалению, получилось три колонны. Может быть, и хорошо, что три колонны, а не десять, не двенадцать, и в парламент вошли сразу три оппозиционные фракции.

Мы им тогда сразу предлагали следующее: поскольку «Батьківщина» монополизировала термин «объединенная оппозиция», и то, что она объединила, не охватывало весь спектр оппозиционных сил, то можно было бы создать в Верховной Раде что-то вроде Народной Рады, как это сделала объединенная оппозиция в парламенте первого созыва.

Я очень хорошо помню, как это было. Имел к этому непосредственное отношение, поскольку был первым заместителем председателя Народной Рады академика Юхновского, занимался оргвопросами. И тогда нам удалось объединить очень широкий спектр политиков — от частично левых до правых. И с Востока, и с Юга, и с Запада. И создание Народной Рады позволило морально претендовать на статус всеукраинской оппозиции.

К сожалению, де-факто Народной Рады как таковой или чего-то подобного ей не было создано.

— Почему?

— Возможно, из-за нехватки политического опыта или других обстоятельств...

— Из-за собственных амбиций лидеров?

— Да, и по причине собственных амбиций... Или из-за того, о чем все время говорят, — что парламентские фракции в определенной степени подвержены контролю, идущему из-за пределов парламента.

— С Банковой?

— Да. Возможно, в силу этих обстоятельств.

Тем не менее можно сказать, что в ряде сегментов три парламентские фракции действовали и действуют сообща. Хотя де-юре они свое объединение не оформляли.

Однако, подчеркиваю, в определенных сегментах. Следовательно, нет хождения строем, есть определенная специфика оппозиции, что мы видели по акциям «Вставай, Украина!» в некоторых регионах, где не все лидеры оппозиции присутствовали на всех акциях.

— Так же и 19 августа, когда киевляне протестовали против проведения сессии Киевсовета. Где был Кличко?

— Да. Есть вопросы.

Но если говорить о текущей ситуации, то мы, члены «Третьей украинской республики» Юрий Луценко, Тарас Стецькив, Роман Безсмертный, я, Владимир Филенко, другие, считаем, что для победы над Януковичем в 2015 году оппозиция должна была бы определить единого согласованного кандидата. Уже в первом туре. Ключевой тезис дискуссии с оппозицией заключается именно в этом. Их контраргументы такие: этого быть не может, потому что это невозможно. То есть аргументы, которые всерьез воспринимать нельзя. Очевидно, делает тут серьезную политическую ошибку и Юлия Тимошенко, которая поддержала поход на первый тур многих кандидатов от оппозиции. Мы считаем, что это очень серьезная угроза, возможно, и поражение.

— Вы считаете, что Янукович может победить уже в первом туре?

— Нет, в первом туре Янукович не победит, но в таком случае он может победить во втором туре.

Наши аргументы сводятся к тому, что произошло недавно и должно быть в памяти у нынешних лидеров оппозиции — и у тех, кто в тюрьме, и у тех, кто на свободе. В 2004 году при всей справедливой критике Ющенко он был единственным согласованным кандидатом на президентские выборы. И в первом туре у него было небольшое преимущество. Этого хватило, чтобы благодаря поддержке Майдана отстоять право на справедливое волеизъявление народа, и Ющенко победил.

В 2010 году (это совсем свежо в памяти) баллотировались несколько кандидатов от оппозиции. Тимошенко в первом туре отставала от Януковича на 10 %. И это стало непреодолимым отрывом. Это демобилизовало ее сторонников, как мобилизовало сторонников Януковича. И вселило там уверенность, а здесь — раздор и потерю веры в возможность победить...

Это одно обстоятельство. Второе обстоятельство. Штабы разных кандидатов в президенты даже при договоренности кандидатов от оппозиции о том, что они не будут противостоять друг другу, будут эту договоренность постоянно нарушать. И то, что они на всех кандидатов наговорят и выльют на их головы, избирателям...

— Это мы видели в 2010 году...

— Да, это мы прекрасно видели на прошлых президентских выборах. Так что добавятся еще и «противсіхи».

Все сведется к тому, что во втором туре сторонники тех кандидатов, которые не выйдут во второй тур, не будут мотивированы — они или не пойдут голосовать вообще, или проголосуют против всех.

Кроме того, согласованный кандидат очень важен для избирателей. Им надо сразу предлагать четкий однозначный выбор.

— И что, лидеры нынешней оппозиции категорически не воспринимают ваших аргументов?

— Надеюсь, что нам удастся их убедить. К тому же у нас есть потенциальный союзник — Европа и Запад в целом будут настоятельно рекомендовать нашей оппозиции определиться с единым кандидатом.

Хочу отметить, что у «Третьей республики» есть морально-политическое преимущество в этом смысле, ведь мы ни в коей мере не предлагаем никого из своих кандидатов.

Мы просто призываем — вы должны определиться. Мы принципиально не называем фамилии ни Кличко, ни Яценюка, ни Тягнибока, ни Тимошенко. Хотя невелика надежда, что она выйдет из тюрьмы и сможет баллотироваться, ведь вся логика действий власти говорит о том, что они намерены держать ее за решеткой и исключить ее участие в президентских выборах. Она, несомненно, будет влиять на выборы, но реально, очевидно, стоит говорить о трех возможных кандидатах.

Еще один важный момент. Если бы был согласованный кандидат от оппозиции, то баллотирование, скажем, Катеринчука, Гриценко и того же Ющенко стало бы маловероятным, потому что поставило бы их за моральной чертой. Они выглядели бы самозванцами, которые на самом деле имеют политическое право выдвигаться, но с моральной точки зрения их выдвижение стало бы предательством.

— То есть, обобщая, «Третья республика» — это некий совещательный орган для оппозиции? Вы кто — партия, общественная организация?

— Мы не получали статуса общественной организации. Мы — движение. На сегодня это инициатива, провозглашенная четырьмя командирами Майдана — Луценко, Безсмертным, Стецькивым, Филенко. Сегодня есть уже около 40 человек, которые работают совместно с нами. На самом деле их гораздо больше, но тех, кто участвует в совещаниях (эксперты, экономисты, политики, общественные деятели, журналисты, ученые, юристы), около 40. Мы работаем над программой изменений для Украины, которую мы хотим предложить кандидату в президенты от оппозиции на выборах и которую он должен реализовывать после выборов. Мы также формируем определенную сеть активистов в регионах, которые должны доносить наши идеи до людей по всей Украине.

— Можно ли сказать, что инициативная группа «Первого декабря» заявила о глобальной стратегии реформирования Украины, а «Третья республика» разрабатывает тактику этого реформирования?

— Такая точка зрения имеет право на существование. Но я еще раз хочу подчеркнуть, что мы с ними сотрудничаем, больше того — у нас с ними персональные контакты и персональные отношения. Мы не исключаем, что на каком-то этапе у нас с ними будет официальная встреча. Больше того — мы еще до провозглашения нашей инициативы заявили, что Хартия, наработанная группой «Первого декабря», может быть основой реформ в Украине, определенным кодексом реформ. Поэтому то, над чем работаем, в том числе в части ценностей, смыслов и т. д., полностью содержится в Хартии, предложенной группой «Первого декабря».

— Принимая во внимание поведение России в последнее время, стоит ли оппозиции совместно с властью объединить свои усилия по подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС?

— Конечно, о поцелуях взасос не может быть и речи, но то, что может быть объявлено определенное политическое перемирие, да! Надо искать определенное политическое согласие по этой позиции с властью. Нам не изменить Украину без геополитического европейского вектора. Путь в Европу и присутствие в Европе — это путь к модернизации Украины. Больше того, это единственный шанс на сохранение независимости Украины. Мы это прекрасно понимаем. И здесь, очевидно, надо искать формы определенного национального примирения. Мы должны объединиться!

— Уже длительное время на Банковой готовятся изменения в Конституцию. Опасность заключается в том, что эти изменения могут быть приняты не в парламенте, а путем референдума, согласно закону о референдуме. Как предотвратить эту опасность?

— В Украине потребность в изменениях в Конституцию возникает тогда, когда верхушка не может удержать власть. Так делалось при Кучме, так же сейчас пытаются внести изменения при Януковиче. Конституция не может меняться путем референдума.

— Но председатель Конституционной ассамблеи при президенте Украины Леонид Кравчук уже сказал, что такое возможно. И в условиях абсолютно сервильного Конституционного суда любая прихоть власти может быть одобрена.

— У нас есть надежда, что народ этого не допустит. Надо переходить к прямой демократии, ехать в регионы. И это должна делать оппозиция.

 

Лариса РУДЕНКО


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter