Новости
Ракурс

Прогнозы экономистов: инвестиций из Китая ожидать пока что не приходится, но перспективы отличные

21 янв 2014, 17:52

В бюджете предвыборного 2014 года, принятом без голосования, заложен рост ВВП на 3%. На чем основывается эта цифра и какова вероятность того, что оптимистичные 3% станут реальными? Будет ли обещанный рост ВВП означать реальный рост экономики? Отвечали на эти вопросы и делали прогнозы эксперты в ходе круглого стола «Макроэкономические тенденции-2014: прогнозы и сценарии».

«Действительно, сегодня эта цифра выглядит довольно оптимистично. Я бы сказал, что рост ВВП на уровне 3% — это сложно, но возможно. На экономический рост будет влиять несколько факторов. Первый — как будет чувствовать себя экономика ЕС, ведь если она будет расти, мы также будем расти. Второй — отношения с Российской Федерацией. Также существенно повлияет ситуация в Китае, мы можем надеяться на оживление наших отношений. И еще один фактор — это ситуация внутри страны», — считает директор департамента Министерства экономического развития и торговли Украины Евгений Олейников.

По словам Игоря Литвина, председателя правления Ассоциации украинско-китайского сотрудничества, сегодня не стоит серьезно уповать на китайский фактор в прогнозах развития экономики Украины: «Никаких инвестиций в ближайшее время из Китая ожидать реально не приходится, ведь у нас нет с этой страной никаких соответствующих договоренностей. Есть кредитные договоренности, есть договоренности о принципах взаимодействия с тем, чтобы потом это все вылилось в какие-то вложения. Каждый может в этом убедиться, обратившись к сайту президента — там четко указано, какие документы были подписаны».

В то же время эксперт отмечает конкретный прорыв в отношениях с Китаем: «Как бывший посол в этой стране могу сказать, что раньше такого не было. Шаги делаются правильные. Все китайские структуры нацелены на расширение сотрудничества с нашей страной, в свою очередь и мы этого хотим. То есть у нас существует отличная перспектива. Но не стоит ее привязывать к бюджету и экономике этого года. Нам не столь важно, на сколько вырастет товарооборот между нашими странами. Важно знать, как развивать нашу промышленность или сельское хозяйство с тем, чтобы украинская продукция имела спрос в Китае. Если бы у нас еще хватило силы воли, в том числе и политической, чтобы инвестиционный климат стал более привлекательным для китайцев. Ведь они ежегодно вкладывают куда-то сотни миллиардов долларов. Значит, где-то им лучше, чем в нашей стране».

Эксперты были единодушны во мнении, что политика имеет сильное влияние на нашу экономическую жизнь. Евгений Копатько, основатель группы компаний Research & Branding Group, отметил: «У нас сейчас ведутся политические самозабвенные монологи, где никто друг друга не слышит. Мы очень сильно завязаны на политику, которая доминирует над здравым смыслом в Украине. Стране, в которой колоссальные политические и социальные риски, очень сложно быть прогнозированным партнером. Я вижу развитие этой ситуации так: политическая элита, какой бы флаг она ни носила, и крупный бизнес садятся за стол переговоров, «улицу» в эти вещи вмешивать нельзя. Майдан — это набатный колокол о том, что многих людей что-то не устраивает».

Александр Крамаренко, главный редактор «Деньги.ua», больше доверяет прогнозам международного инвестиционного банка Morgan Stanley, который прогнозирует рост ВВП Украины в 2014 году до 2%. По словам эксперта, рост будет связан с потребительскими расходами, а также иметь ярко выраженный долговой характер: «Я считаю, что мы берем экономический рост взаймы. Полагаю, что это ужасно. Ведь долг нам будут давать с частотой примерно раз в квартал. Настроение нашего кредитора может сильно меняться, в зависимости не только от поведения украинского правительства, но и контрагентов наших кредиторов. Самое сложное — конвертировать этот долговой рост в здоровый, основывающийся на внутренних ресурсах экономики. В этой ситуации власть должна проявить договороспособность и с народом, и с бизнесом. Если это произойдет, то долговой рост станет своего рода детонатором для здорового роста, если нет — станет всего лишь первым шагом к большому финансовому кризису в Украине».

По словам Александра Охрименко, президента Украинского аналитического центра, пока еще ни одному международному банку не удалось сделать правильный прогноз ни роста ВВП, ни инфляции в Украине. Эксперт считает, что рост, скорее всего, будет обеспечен не за счет долгов, а за счет налогов: «Ежегодно за счет налогов мы финансируем бюджет. Этот год предвыборный, поэтому я уверен, что заложенный рост заработной платы бюджетникам, пенсий будет выполнен. Будет использована классическая эмиссия гривны — это шикарный ход. После каждой эмиссии гривны у нас наблюдается рост экономики — растут потребительские настроения. Люди покупают продукты питания, которые производят украинские компании, мебель, производимую чаще всего в нашей стране, тратят на развлечения в Украине. Сегодня, к сожалению, есть политические игры. Давайте отбросим эту риторику, за ними стоят не политики, а олигархи. Абсолютно уверен: все решения будут приниматься не на Майдане, а где-нибудь в Монте-Карло, где соберутся олигархи».

«Налоговая составляющая бюджета высокая. Вопрос в том, можно ли ее поступления обеспечить? Мы делали анализ и обнаружили зависимость: когда налоговая нагрузка превышает темпы роста номинального ВВП, в Украине происходит падение экономического роста. Но 2011 год показал аномальные результаты: рост налогов — 56%, номинального ВВП — 21%, рост реального ВВП при этом — 5,2%. Оказалось, что есть еще один неучтенный показатель — уровень теневой экономики. Все годы он не менялся, а в 2011-м «тень» сократилась сразу на 4%. То есть эти поступления были не из легального сектора, а из теневого. Поэтому сегодня важный вопрос — побудить субъекты хозяйственной деятельности, которые ведут законную, но неучтенную деятельность, переходить в легальный сектор. Реформирование НДС — это одна из задач, которую в этом году будут решать обязательно. Я считаю, что без решения этого вопроса экономический рост если и будет, то небольшой», — считает Е. Олейников.

Владимир Панченко, директор Международного центра перспективных исследований, считает заложенный рост ВВП в бюджет-2014 вполне реальным: «Эти цифры возможны. Но если взять, например, Россию, то там ни трем процентам, ни даже семи процентам роста ВВП не радуются. Радуются структурным изменениям в экономике. У нас таких изменений не было. Именно это я считаю причиной того, что нам нужно было срочно делать заимствования на достаточно радикальных изменениях вектора развития. Одна из причин — постоянное сдерживание гривны, ведь у нас каждый год проходят выборы, а это социальный вопрос».

Говоря о стабильности гривны, эксперт добавил: «В этом году правительство заявило, что гривна будет стабильной. Конечно, так и будет. Мы прогнозируем курс 8,5 грн/долл. на конец года. Трехлетний неизменный курс гривны и при этом высокие депозитные ставки, которые говорят о высоких ожиданиях рисков банка, приводят к тому, что кредитование реального сектора в принципе отсутствует. Поэтому о реструктуризации экономики мы говорить не можем. На самом деле рост ВВП не будет связан с реальным ростом экономики. Производство будет падать. Причины кроются в неправильной макроэкономической политике правительства, сдерживании гривны и низкого уровня инфляции. Неправильная политика в банковской сфере. Депозиты в прошлом году выросли на 60 млрд грн, а выдано в реальный сектор экономики было 25 млрд грн. У меня есть несколько примеров, когда бизнесмены предпочитают делать вложения в нестабильную банковскую систему, считая эти риски ниже, чем вложения в производство. То есть бизнес не желает сейчас работать. У нас нулевая бизнес-ситуация».

Е. Олейников считает, что в Украине инфляция работает на рост импорта: «Наша промышленность сильно зависит от импорта энергоносителей, сырья, сопутствующих товаров (например, сельское хозяйство — от импорта сельхозтехники, минеральных удобрений). Это означает, что как только мы ослабляем гривну, адекватно росту доходов возрастут и расходы, потому что в конечном виде они осуществляются опять-таки в иностранной валюте. Вот почему надеяться на простое правильное решение не стоит. Я могу привести два примера. Первый, когда это сработало: 1998–1999 годы, когда страна действительно была готова к стремительному росту производства. Не хватало толчка, его сделали как раз ослаблением национальной валюты. У нас был экономический рост в следующие годы. Теперь негативный пример 2008 года. Ослабили гривну за один короткий период почти в два раза. Насколько я помню, мы получили неслыханное экономическое падение в следующем году. То же касается инфляции. В Украине она работает не совсем так, как в развитых экономиках. В развитых странах это, во-первых, фактор экономического роста, во-вторых — она постоянно находится на невысоких показателях, эта величина самоконтролируется. Как работает товаропроизводитель в этих странах? Когда понимает, что благодаря действиям правительства возрастет потребительский спрос, он увеличивает производство. У нас товаропроизводитель (по крайней мере, до 2008 года, вступления в ВТО) требовал больше денег за тот же товар в том же объеме. Постоянная инфляция достигала двузначных показателей. Сегодня инфляция работает на рост импорта, потому что подавляющее большинство не пищевого потребительского спроса удовлетворяется именно за счет импортных товаров. Такие простые неправильные решения для нашей экономики в ее нынешнем состоянии просто опасны. Именно поэтому не будут делаться резкие движения в ту или иную сторону. Не потому, что не видят эффективности, а потому что просчитываются все последствия, как положительные, так и отрицательные»


Е. Копатько отметил прошлый год как трудный, но важный с точки зрения выплат долга МВФ: «2013 год был важен в том смысле, что наибольшая часть денежных кредитов была выплачена. Украина выплатила по долгам МВФ в прошлом году около 5,8 млрд долл. В этом году долг существенно меньше — около 3,7 млрд долл. Может быть, этот год будет полегче с точки зрения валютной нагрузки». Подытоживая, эксперт подчеркнул важность политической стабильности для экономики страны: «Очень важно, чтобы мы начали работать, а не заниматься политикой. Самый большой риск — внутри нас».

Подготовила Оксана Шклярская


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.