Новини
Ракурс

Консерви вскриваються, вата палає: як західні «інтелектуали» підтримують російську агресію

17 бер 2022, 21:00

Тех, кто считал, что весь цивилизованный мир однозначно воспринимает россию как государство-агрессора и готов объявить всему русскому полный бойкот, ждет жестокое разочарование. Цивилизованный мир уже начинает привыкать к геноциду, развязанному русскими в Украине. Не все, знаете ли, так однозначно, а картинка в телевизоре – это вам не в убежище под обстрелом сидеть.



.

Сегодня многих потрясла новость о том, что в Бразилии, оказывается, не только много диких обезьян, там встречаются еще и недописатели, называющие войну «украинским кризисом». Речь о модном за поребриком авторе псевдоинтеллектуальных графоманских штамповок, некоем Пауло Коэльо, очень переживающем из-за «русофобии» в своем твиттере: «Украинский кризис –удобный повод для русофобии. Я был во Львове, Киеве, Одессе, Ялте, Чернобыле (Украина). Я проехал 10 тысяч километров на поезде от Москвы до Владивостока (Россия). Да, идет война: не нужно винить простой народ».

Но если вы думаете, что это одиночное высказывание психически неуравновешенного индивида, вынуждена вас огорчить: это не отдельный случай, это, к сожалению, тенденция. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно просмотреть свежую западную прессу.

«Стремление отречься от всего русского рискует усугубить дегуманизацию»

Вот,  например, пятничный «Уолл-Стрит Джорнал», респектабельное американское издание. В нем опубликована обширная статья некоей Сюзан Носсел. Эта дама – не просто «писатель», а генеральный директор PEN America, автор книги «Не бойтесь говорить: защита свободы слова для всех».

Свободу слова госпожа Носсел понимает очень своеобразно.

Опус называется «Бойкот российской культуры не поможет Украине».

«Разрыв связей с художниками и писателями рискует усугубить дегуманизацию, — пишет Сюзан Носсел. — Литература не знает границ и должна оставаться общедоступной валютой среди людей, несмотря на политические или международные потрясения». Так гласит Хартия ПЕН-клуба, манифест, которым руководствуется международное движение авторов, посвятивших себя защите свободы письма…

…Стремление заклеймить и отречься от всего русского — понятная реакция на наглую агрессию; это жест солидарности с осажденными коллегами. Но массовый бойкот, охватывающий музыку, театр, искусство, фильмы и книги — и их создателей — рискует усугубить авторитаризм и дегуманизацию, против которых он намерен протестовать».

Дальше она, с позволения сказать, анализирует аргументы в пользу бойкота: «Теория гласит, что если элиты будут страдать от позора и лишений, это изменит мотивацию лидеров. Хотя ученые спорят о его влиянии, наиболее часто упоминаемым примером является культурный бойкот Южной Африки, который, как говорят, привел к тому, что некоторые белые начали выступать против апартеида.

Но культурному остракизму не хватает жестких укусов финансовых санкций или ограничений воздушного пространства. Никто не верит, что отмена выступлений российской сопрано Анны Нетребко в Метрополитен-опера, отсрочка российского выпуска «Бэтмена» или изъятие американских книг из российских полок отпугнет Путина от Киева.

На фоне изображений бегущих застреленных детей культурный бойкот является не актом принуждения, а актом совести. Боязнь судьбы Украины подпитывает первобытное желание поддержать ее защитников.

«Некоторые украинские кинематографисты и литературные организации призвали к всестороннему бойкоту российских фильмов и книг в качестве культурной пропаганды, а также к запрету ввоза в Россию произведений западного творчества. Как бы мы ни сопереживали таким максималистским требованиям,  они не в полной мере учитывают этические и практические сложности.

«Приписывать нигилистическую жестокость г-на Путина каждому российскому режиссеру, диве или писателю — значит отрицать сущность искусства и самой человеческой деятельности. Свобода мысли — это возможность озвучить собственные идеи. Это также щит против того, чтобы мнения других приписывались вам против вашей воли».

А вот немного о ксенофобии вообще и русофобии в частности. Вполне в духе бразильского писателя: «Если культурные учреждения обвиняют всех россиян впреступлениях Путина, это также чревато разжиганием ксенофобии на Западе.

Посылка о вине по ассоциации уже подпитывает случаи преследования и запугивания русскоязычных и владельцев ресторанов с русской тематикой в США и Европе».

Еще один перл: «Просить художников отречься от войны г-на Путина, чтобы продолжать творчески, может поставить под угрозу их безопасность…

Литература — и особенно произведения в переводе — может позволить читателям поселиться в мирах своих заклятых геополитических врагов, открыв эмпатию как противоядие от презрения. Культурные диалоги с независимыми россиянами необходимы для освещения нынешнего кризиса и поиска путей его преодоления».

«Художественные учреждения могут наилучшим образом помочь украинцам, позиционируя себя не как оплот против русской культуры, а как укрепление украинской». Все это подается под соусом борьбы с путинским режимом: 

«Чтобы дать отпор, культурные институты должны дать отпор не только кремлевскому вторжению, но и решимости г-на Путина вести смертельное столкновение цивилизаций, народов и идей».

«Театральные жесты, которые рискуют заклеймить все население преступлениями одного автократа»

Если я еще не убедила вас в том, что это не отдельные случаи и частные мнения, а тенденция, вот вам статья из еще одного солидного американского издания – «Нью-Йорк Таймс»: «Путин попадает под санкции, но отменяется россия»  Написана она не дамой из ПЕН-клуба, а одним из редакторов издания.

«По мере того, как вторжение Владимира Путина в Украину продолжается уже третью неделю, добросовестные потребители и предприятия на Западе принимают ответные меры, которые можно назвать не иначе как массовым культурным бойкотом.

В России Disney и Warner Bros. приостановили показы кинотеатров, а McDonald’s, Starbucks и Coca-Cola приостановили свою деятельность. В Соединенных Штатах винные магазины и супермаркеты убрали со своих полок русскую водку, а Метрополитен-опера разорвала отношения с одной из своих самых известных сопрано после того, как она раскритиковала войну, но отказалась дистанцироваться от Путина. А на международной арене Евровидение, ФИФА и Паралимпийские игры запретили россиянам участвовать в соревнованиях в этом году.

Оправданы ли эти неформальные санкции в отношении российской культуры и бизнеса и могут ли они изменить ход войны? Или это театральные жесты, которые рискуют заклеймить все население преступлениями одногоавтократа?...

Надо сказать, что в статье приводятся  и голоса в пользу изоляции: «Если простые россияне больше не смогут получать удовольствие от многих любимых занятий, в том числе таких повседневных вещей, как просмотр футбольных матчей на международных матчах, просмотр последних фильмов и живые концерты, их терпимость к изоляционистской политике своего правительства уменьшится».

Но заканчивается все чем? Правильно, «риском новой русофобии». Здесь автор цитирует экономиста Тайлера Коуэна: «Провести справедливые или точныедемаркационные линии просто невозможно», — пишет он в Bloomberg. «А как насчет исполнителей, которые, возможно, благосклонно относились к Путину в более благодатные времена 2003 года, а теперь настроены скептически, но члены их семей все еще живут в России? Должны ли они говорить?»

Другой вопрос: «Кого именно считать русским? Этнических русских?Граждан России? Бывших граждан? Этнических русских, родившихсяв Украине?

 «В худшем случае, предупреждают критики, эти кампании отмены, направленные против простых россиян, могут иметь неприятные последствия.

«Вопреки ожиданиям, усложнение жизни населения может связать его с правителями, которые обвиняют вмешательство извне, — пишет Сэмюэл Голдман, доцент политологии Университета Джорджа Вашингтона. - Даже когда санкциям удастся дестабилизировать режимы, против которых они направлены, новые диктаторы могут прийти к власти в условиях экономического коллапса и социальных беспорядков».

«Еще одной проблемой является потенциальный рост антироссийского фанатизма. Уже на Западе, как сообщает The Washington Post, люди русского происхождения или ассоциации сообщают о росте дискриминационных нападений, комментариев и отказов в обслуживании со стороны местных предприятий. В Нью-Йорке в некоторых русских ресторанах наблюдается снижение числа посетителей». Бедные русские рестораны в Америке!

Дальше следуют многословные травоядные либерастические рассуждения о том, как реальная война отражается в соцсетях, но их, мы, пожалуй, опустим.

Кому интересно – зайдите по ссылке на оригинал статьи.Фейсбук: «У нас нет ссор с русскими»

Бог любит троицу. Вот третий материал, появившийся в тот же день на сайте NPR.  (Национальное Общественное Радио — крупная некоммерческая организация, которая собирает и затем распространяет новости 797 радиостанций США и финансируется за счёт пожертвований слушателей).

Речь идет уже не о писателях, а об информационных технологиях. Повод для материала – то, что российские власти призвали компанию Meta, материнскую компанию Facebook, объявить экстремистской организацией из-за разрешения призывов к насилию в отношении российских солдат.

Но и здесь, как любят писать либерасты и голуби мира, «все не так однозначно».

«В пятницу глава Instagram Адам Моссери заявил в Twitter, что блокировка приложения «отрежет 80 миллионов человек в России друг от друга и от остального мира». Он сказал, что около 80% пользователей в России следят за аккаунтом в Instagram кого-то за пределами страны…

…Дело генерального прокурора было возбуждено после того, как в четверг Meta сделала необычное исключение из своих правил, запрещающих самые откровенно агрессивные высказывания. Первоначально компания заявила, что разрешит публикации в Facebook и Instagram, призывающие к насилию в отношении российских солдат, от пользователей из Украины, России и некоторых других стран Восточной Европы и Кавказа».

«Пользователям в России, Украине и Польше также временно  (везде курсив наш – Ред.) будет разрешено призывать к смерти президента России Владимира Путина и президента Беларуси Александра Лукашенко. Компания заявила, что по-прежнему будет удалять призывы к насилию в отношении российских граждан.

Но в пятницу президент Meta по международным делам Ник Клегг заявил, что исключение из его политики будет применяться только «в самой Украине».

«Наша политика направлена на защиту прав людей на свободу слова как на выражение самообороны в ответ на военное вторжение в их страну», — говорится в заявлении, опубликованном в Twitter. «Дело в том, что если бы мы применяли нашу стандартную политику в отношении контента без каких-либо корректировок, мы бы теперь удаляли контент от простых украинцев, выражающих свое сопротивление и ярость вторгшимся военным силам, что было бы справедливо расценено как неприемлемое».

Он добавил, что «у нас нет ссор с русскими», и сказал, что компания «непотерпит русофобии или какой-либо дискриминации, преследований или насилия по отношению к русским на нашей платформе».

…Выводы предоставляю вам делать самим. От себя лишь добавлю, что, если вернуться к бесхвостому бразильскому примату Коэльо, то его книжки, издаваемые огромными тиражами в россии, приносили ему, судя по всему, немалые деньги. Там популярна псевдоэзотерика для малограмотных, а деньги, как известно, не пахнут.

Подготовила Людмила ЗАГЛАДА


Помітили помилку?
Виділіть і натисніть Ctrl / Cmd + Enter