Новости
Ракурс
Фото: Ні забудові у таборі #Дружба / www.facebook.com/groups/866815143399443

Горожане против застройщиков: дело о загубленном лесе

В Украине идет процесс децентрализации власти, и это, возможно, одно из достижений нашего молодого государства. Однако никакие изменения в законодательстве не принесут результатов, пока не произойдет перелом в сознании каждого из нас. Необходимо понять: мы сами в ответе за свой мир, который начинается с дома, улицы, города. Все это — и дом, и улица, и город, и, в конечном итоге, страна — наше. Но порядок проще всего наводить там, где живешь. Глупо, согласитесь, пенять президенту за ободранный подъезд или загаженную детскую площадку: за это ведь отвечают совсем другие люди. И к сожалению, некоторые из них привыкли считать тот маленький кусочек Украины, который находится в их ведении, своей личной вотчиной и творить там что угодно.

Чтобы переломить ситуацию, нужно предпринять несколько шагов. Первый — понять, что эта страна — твоя, и начинается она с твоего двора, твоего микрорайона, твоего города. Второй — найти людей, которые думают так же, как ты, и объединиться с ними в территориальную общину. Третий — призвать к ответу тех, кто считает себя удельным князем и беспредельничает на вашей — вашей! — земле. Сделать эти три шага ох как непросто. Чтобы заставить закон, а точнее, представителей закона делать то, что должно, уходят долгие месяцы и чудовищное количество сил.

Вот поэтому история о том, как в Верховном суде территориальной общине удалось вырвать из лап чиновников и застройщиков-беспредельщиков маленький кусочек Украины, знаковая. Это очень важное дело, и оно стоит длинного предисловия.

 

Лакомые «спутники»

Прежде чем приступить к истории, нужно описать сцену действия. Вокруг Киева (как, впрочем, и любого крупного города) кольцом расположены города-спутники. Привлекательность их в том, что, находясь практически на расстоянии вытянутой руки от городской черты, они в то же время обладают всеми преимуществами пригорода: здесь чистый воздух, много природных красот. Курорт, одним словом. Однако в последнее время эти преимущества стремительно сходят на нет, и все потому, что города-спутники стали лакомым куском для застройщиков. Ведь это практически Киев, однако земля здесь дешевле, стало быть, и цены на квартиры в новостройках пониже, а спрос на жилье эконом-класса всегда хороший.

Поэтому в городах-спутниках вырастают целые кварталы новых высоток. «Ну и что, надо же людям где-то жить?» — спросите вы. Это правда. Только большой вопрос: где? Взять, например, Бровары — стремительно растущий северо-восточный пригород. Это промышленный город, где есть мощные предприятия (обувная фабрика, литейные и шиномонтажные предприятия, фармацевтическая фабрика, выпускающая ветпрепараты, и много других). Одним словом, жителю города совсем не обязательно искать работу в Киеве: Бровары в состоянии «впитать» в себя новоселов, обеспечив их на месте и работой, и, соответственно, развивающейся инфраструктурой.

Условно говоря, восточные пригороды Киева были промышленной зоной, южное направление (Обухов, Украинка и золотые приднепровские места вокруг них) пользуются спросом у солидной и богатой публики. А вот на северо-запад от Киева тянулись «интеллигентские» пригороды. Старинный город Ирпень — самый крупный среди северо-западных городов-спутников — именно таков. Там есть дом творчества писателей, там издавна селилась профессура, это был тихий, респектабельный (и, добавим, сравнительно недорогой) курорт. (Кстати, согласно постановлению Кабмина №1576 от 28 декабря 1996 года, Ирпень и соседние Буча с Ворзелем — три единственных города в Киевской области, имеющих официальный статус курортов.) Поэтому, разумеется, регион не может похвастаться развитой промышленностью: небольшая мебельная фабрика (сейчас она закрыта), кондитерское предприятие в соседней Буче — вот, пожалуй, и все. Так что значительная часть населения находит работу в столице: благо, до ближайшей станции киевского метро езды — каких-то 15 минут на электричке.

Нью-Васюки

Однако в последние лет пять Ирпень вдруг стало распирать как на дрожжах: здесь выросли целые кварталы новостроек, часто строящихся впритык друг к дружке, выползающих за городскую черту. Новостроек, под которые не подведена канализация. Да, представьте себе: многоквартирный дом, а под ним — выгребная яма! (Забегая немного вперед, скажу, что в генплане города, в той его части, которая касается долгосрочной перспективы, до 2030 года, о канализации не сказано ничего.) С инфраструктурой тоже беда: город не готов принять такое количество новоселов еще и потому, что в нем катастрофически не хватает детских учреждений: очередь в детсад тут занимают чуть ли не с рождения ребенка, в школах учатся в две смены. С работой для взрослых, как вы понимаете, тоже туго, поэтому каждое утро битком набитые электрички и маршрутки везут жителей города в Киев. Одним словом, Ирпень все больше и больше приобретает черты классического депрессивного региона, и со временем ситуация будет ухудшаться: те из новоселов, кто купил тут дешевое жилье, встал на ноги, постараются выехать в более благополучное место, а оставаться будут неудачники и маргиналы.

Ирпень все больше и больше приобретает черты классического депрессивного региона, и со временем ситуация будет ухудшаться.

Фото: fdlx.com

Кстати, одна из самых страшных тайн, ревностно хранимых в мэрии города, — количество населения. В Википедии сказано, что на 2017 год количество населения составляло более 50 тыс. жителей. «И оно постоянно растет путем миграции», — стыдливо приписано в статье. Мне приходилось слышать от местных активистов цифру 86 тыс. А один из заместителей городского головы, обращаясь в «Укрзализныцю» с просьбой сделать более насыщенным движение пригородных электричек, называл в своем письме цифру 100 тыс. Инфраструктура города рассчитывается в зависимости от количества населения и динамики его роста. Прозрачные данные количества населения немедленно указали бы на вопиющие дырки в инфраструктуре, на катастрофическую нехватку тех же садиков и школ. Поэтому такие цифры, конечно, лучше держать в тайне: а зачем выделять землю под школу, если там можно построить очередную высотку?

Потемкинские деревни

Превращение тихого курортного городка в Нью-Васюки ведет за собой еще одну большую проблему — экологическую: под застройку вырубаются леса вокруг города и в самом городе, новые дома возводятся на уникальных пойменных землях возле реки Ирпень. Для того чтобы возродить и полностью восстановить утраченное, нужны будут не годы и даже не десятилетия: полноценный лес на голом месте вырастет лишь через две-три сотни лет.

Однако в той же Википедии Ирпень представляется как «город парков»: «В 2016 году Ирпень попал в Национальный реестр рекордов Украины за самое большое количество реконструированных и построенных за два года парков и скверов». Обратите внимание на слово «реконструированных». Это значит, что кусок соснового леса, растущего в городе, проредили, вырубив вчистую подлесок и оставив только сосны. Между одиноко стоящими соснами настелили газон, проложили дорожки, соорудили скамейки и детскую площадку у входа, поставили фальшивые греческие колонны — и готово! Получилось довольно мило. С одним только «но»: сосны начинают стремительно сохнуть. У сосен так называемая поверхностно-стержнево-якорная корневая система, и если оголить корень, он быстро гибнет, а за ним — и все дерево. А подлесок защищает корни деревьев. Корни же парковых сосен защищают разве что садовые скамейки, поэтому деревья, увы, обречены.

Но смерть дерева наступает не быстро, этот процесс может растянуться на несколько лет. И отлично! Как раз хватит времени растиражировать местные красоты на рекламных плакатах застройщиков, предлагающих дешевые квартиры «в десяти минутах езды до метро «Академгородок», в городе парков».

По словам общественного активиста, директора общественной организации «Защита окружающей природной среды «Дружба» Нели Лавровской, ирпенские парки — это своего рода потемкинские деревни, фальшивый фасад, за которым скрывается множество проблем: экологических, инженерных, градостроительных, инфраструктурных.

Ирпенские парки — это своего рода потемкинские деревни, фальшивый фасад, за которым скрывается множество проблем: экологических, инженерных, градостроительных, инфраструктурных.

Вот мы и добрались наконец до самой истории.

Тайна заброшенного лагеря

В черте города есть санатории и дома отдыха (тот же дом творчества писателей). Есть там и старый, когда-то пионерский, а теперь детский лагерь «Дружба». Лагерь не работает с 1988 года, древние корпуса обветшали, но на территории был прекрасный смешанный лес — уникальная природная зона в пределах города, где росло множество пород деревьев, дикие фиалки и шиповник, водились белки. Увы, все это в прошлом.

Фото: Ні забудові у таборі #Дружба / www.facebook.com/groups/866815143399443

«Территория лагеря разделена улицей на два участка, — рассказывает Неля Лавровская. — Рядом с лагерем живет мой сын с женой. Вообще в этом районе много людей молодых, активных. Многие из них участвовали в Революции достоинства, и это очень изменило их. Жители микрорайона создали местную общину и решили взять этот заброшенный лес под свою опеку — там было чудесное место отдыха. Начали организовывать толоки, убирать. И вот однажды во время такой уборки в лагерь приехали некие люди, назвавшиеся владельцами, и сказали, что это частная территория. Это было летом 2015 года. Мы начали писать запросы в горсовет, в «Ирпеньзеленстрой», чтобы выяснить, кто владелец лагеря, нам не отвечали. Ответ мы получили только в октябре — что лагерь «Дружба» принадлежит ООО «Розбудова», и они уже получили разрешение горсовета на разработку детального плана территории. Но там не было указано, что это лагерь, — просто два городских квартала и все. Кроме того, они составили акт обследования зеленых насаждений (всего около трехсот деревьев) и схему. Этих документов мы не видели».

Хозяин — барин

Жители микрорайона подозревали, что готовится что-то нехорошее. Территория лагеря состоит из двух участков, побольше и поменьше, разделенных улицей. В конце января 2016 года маленький участок обнесли забором. Неужели на месте леса появится еще одна, а может, и не одна многоэтажка?

А теперь давайте зададим себе дурацкий вопрос: если человек является хозяином земли, он может строить на ней что угодно? А вот и нет. Для этого существует генеральный план застройки, и будь ты трижды хозяином, не имеешь права нарушать этот план. Но генплан застройки Ирпеня — документ загадочный, говорит Неля Лавровская, на официальном сайте мэрии он выложен не полностью.

Вернемся к истории. Итак, в конце января 2016 года часть лагеря огородили. «Люди не знали, что делать, к кому обращаться, — продолжает Неля Лавровская. — 31 января 15 местных жителей собрались и создали общественную организацию «Защита окружающей природной среды «Дружба» и стали обдумывать план действий».

И тут грянула беда.

«Рубят!»

«2 февраля мне позвонил сын: «Мама, рубят деревья!» — вспоминает Неля Лавровская. — Это был шок. И огромная боль. Вначале на маленьком участке вырубили каштаны, дубы, клены. Оставили только сосны».

Потрясенные горожане пробовали пикетировать территорию, постоянно вызывали полицию, обращались в прокуратуру, экологическую инспекцию, устраивали стихийные митинги…

Фото: Ні забудові у таборі #Дружба / www.facebook.com/groups/866815143399443

…Маленькое отступление. В новостях постоянно мелькают сообщения о митингах и акциях «народ против застройщиков». Однако эффективность таких мероприятий, мягко говоря, сомнительна. В том же Ирпене на моих глазах проходила не одна пышная и пафосная акция под лозунгом «Спасем лес!». Но, как оказалось, эффективность этих перформансов стремится к нулю. Более того, они подчас служат отвлекающим маневром, эдакой хлопушкой: шуму много, толку — чуть. Ну да, заявили во всеуслышание: лес рубят. Что дальше? Одними разговорами делу не поможешь. К тому же шум вокруг незаконных вырубок и застроек поднимает… эээ… теневую цену на разные разрешительные бумажки, позволяющие застройщикам творить на этих участках что вздумается. Поэтому каждому неравнодушному к судьбе своей малой родины человеку следует очень внимательно присматриваться к «гражданским активистам», устраивающим шум, треск и показуху, и думать: какова реальная цель подобных мероприятий?

Но пока шли митинги, 4 февраля, через день после начала вырубки, общественная организация «Защита окружающей природной среды «Дружба» подала первый иск в суд — о запрете вырубки (который, между прочим, до сих пор не рассмотрен в суде первой инстанции). Но это было только начало.

«Идею подать судебный иск, а вместе с иском и заявление о его обеспечении — запрете вырубки, — подсказала мне одна офицер полиции, из тех, кто приезжал по нашим вызовам, — рассказывает Неля Лавровская. — Иск приняли, а вот на заявление о запрете ответили отказом. И вырубка продолжалась… За февраль-март на территории лагеря вырубили все деревья, в апреле принялись уничтожать вещественные доказательства — выкорчевывать и вывозить пни. Прокуратура по нашей инициативе подала заявление в суд на арест земли и запрещение вырубки. Суд наложил арест на землю, но вырубку не запретил. Запрет на вырубку и строительство удалось получить в хозяйственном суде в июне 2016-го, по иску общественной организации о восстановлении состояния земли и запрете жилищного строительства, но деревья уже были уничтожены. Сейчас это дело в апелляционной инстанции, рассмотрение его назначено на 27 ноября.

К огромному сожалению, мы не успели пересчитать деревья. Но сдаваться мы не собирались. Общественная организация была официально зарегистрирована 12 марта, и это дало нам право обращаться в административный и хозяйственный суды. Но главное — ОО помогала решить две основные проблемы — деньги и информация.

Правосудие сегодня — увы, недешевое удовольствие. Но если люди разного достатка объединяются, им проще оплатить судебные издержки и услуги юристов (а без юристов никак не обойтись, хотя, должна заметить, общественным активистам тоже приходится вникать в юридические тонкости).

Да, мы поначалу ошибались. Мы проиграли процесс о признании незаконным акта обследования зеленых насаждений, потому что сам акт, оказывается, оспаривать нельзя. Но и они делали ошибки. У ООО «Розбудова» не было права регистрации на землю. Еще 9 февраля земля не была зарегистрирована. А 27 февраля вдруг появился акт о том, что якобы аренда зарегистрирована в декабре 2015 года. Одним словом, нам приходилось оспаривать каждую бумажку.

На руку нам играло и то, что между горсоветом, городской прокуратурой и застройщиками отношения тоже выстраивались по-разному. Вообще я вижу, что с каждым судебным решением ситуация меняется».

Фото: Ні забудові у таборі #Дружба / www.facebook.com/groups/866815143399443

«Поздравляю! Мы сделали это!»

С февраля 2016 года было девять судебных производств против застройщиков и Ирпенского городского совета — отчет о них Неля Лавровская опубликовала на странице общественной организации в Facebook.

Пять из них сейчас закончены со счетом 3:2 в пользу активистов, причем выигранные — это ключевые, решающие суды:

  • против предоставления ООО «Розбудова» градостроительных условий и ограничений для многоквартирного жилищного строительства на территории лагеря;

  • против утверждения детального плана застройки территории квартала — они планировали построить 45 многоквартирных домов, восемь подземных паркингов и семь общественных зданий;

  • о признании незаконными и отмене решений Ирпенского горсовета о предоставлении земли лагеря «для обслуживания жилищного комплекса» и признании недействительным договора аренды земли ООО «Розбудова».

Проигранные процессы тоже принесли общине пользу, потому что помогли лучше разобраться в механизмах нарушения прав, получить новые доказательства и новый опыт. Четыре судебных производства еще не закончены.

Однако в начале октября ирпенчане праздновали огромную победу: Верховный суд отменил решение Киевского апелляционного хозяйственного суда, вынесенное в июне 2018 года в пользу мэрии и застройщиков. На это решение прокуратурой Киевской области была подана кассационная жалоба. И Верховный суд, рассмотрев ее, признал незаконными и отменил целый ряд решений Ирпенского горсовета, касающихся многострадального лагеря «Дружба», предоставляющих эту территорию в распоряжение застройщикам, и постановил вытребовать из незаконного пользования этот участок площадью более 3 га и взыскать с горсовета и ООО «Розбудова» все немалые судебные издержки.

Это еще не окончательная победа, но процесс был важнейшим. Теперь перед общиной стоит задача довести дело до конца. На искалеченном застройщиками участке пока планируется построить детский сад на 60 мест и посадить лесопарк.

Так что борьба продолжается. И эта история, как мне кажется, — реальный пример того, что всем нам — общине — под силу менять нашу страну к лучшему.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter