Новости
Ракурс
Тарифы на газ для населения

Промашки газово-тарифного решения. Альтернативный взгляд на судебную победу Тимошенко над правительством

Единый государственный реестр с трехнедельным временным промежутком наконец обнародовал полный текст решения судьи Окружного административного суда Киева Евгения Аблова от 4 марта 2019 года по иску Юлии Тимошенко и общественной организации «Тарифная мобилизация» к Кабинету министров о признании незаконным постановления №315 от 27 апреля 2016 года.

Loading...

Постановление действовало с мая 2016-го по март 2017 года, установив на этот период новые розничные цены для льготных категорий потребителей. Если, например, население до этого платило по 3,6 грн за кубометр в холодное время года и 7,2 грн в теплое, то теперь он стоил 6,9 грн круглый год.

В резолютивной части решения написано признать его недействительным с момента принятия, и представители стороны истца поспешили порадовать людей тем, что им вернут излишне взысканные с них средства. Но трезвый анализ решения судьи Аблова дает основания утверждать, что даже если его каким-то чудом не забракуют в следующих инстанциях и оно будет выполнено, то бытовой потребитель окажется в ситуации, когда «пошел за шерстью, а вернулся стриженый».

Сомнительная компетенционность истцов

Следует отметить, что наши истцы — далеко не первые, кто пытался обжаловать в судебном порядке газово-тарифные постановления правительства, просто у других из этой затеи ничего не вышло даже на уровне первой инстанции, да и судебные процессы по ним проходили без лишней помпы, поэтому широкая публика почти ничего о них не знает. Зато выводы судей, отказавших в удовлетворении их исков, можно использовать для того, чтобы понять, почему решение судьи Аблова обречено на отмену.

Первое, что режет глаз, — это вопрос компетенционности спора. В соответствии со ст. 264 Кодекса административного судопроизводства, обжаловать нормативно-правовой акт может только лицо, которого он касается. В этом случае бытовые потребители могли обжаловать постановление правительства, устанавливающее неугодные для них розничные цены на газ, и свое право на это они доказали, представив суду платежки.

Но именно этим пунктом их право на обжалование и ограничивалось, а постановление №315, кроме розничных цен на газ для населения, еще решало вопрос отношений между четырьмя субъектами газового рынка: НАК «Нафтогаз Украины», АО «Укргаздобыча», лицензированных газоснабжающих предприятий (газсбытов), предоставляя им определенные права и возлагая на них определенные обязанности. А к ним уже ни Юлия Тимошенко, ни «Тарифная мобилизация» никакого отношения не имеют.

Если бы эти субъекты тоже обжаловали правительственное постановление и выступили, скажем, в роли соистцов — тогда другое дело. Но некоторые из них, будучи привлеченными к делу в статусе третьих лиц, наоборот — против удовлетворения иска возражали. Поэтому судья Аблов, если уж на то пошло, вправе удовлетворить иск частично и признать правительственное постановление незаконным лишь в той части, что касается именно населения, представителями которого называли себя истцы. Других фигурантов касаться нельзя. Поэтому по крайней мере по этой причине решение суда должно быть пусть частично, но все же отменено.

Правительство оттягивало шоковую терапию

Для того чтобы понять, почему судья Аблов оказался неправым, не только в отношении компетенционности, но и в вопросе розничных цен, надо хотя бы в общих чертах описать нынешнее состояние газового хозяйства страны.

До 2015 года считалось, что газ — это социальный продукт первой необходимости, которым государство обязано обеспечить всех и каждого по минимальной цене, то есть почти даром. Но потом Верховная Рада приняла закон «О рынке природного газа», главная идея которого заключалась в том, что газ — это такой же товар, как и все остальные, поэтому кто его по какой цене хочет, то по такой пусть и продает. А у кого не хватит денег на приобретение этого вида топлива, пусть использует какое-то другое — в конце концов, наши предки жили в этих климатических условиях тысячи лет и как-то справлялись без него.

Но руководство государства все же не решилось устроить своим гражданам шоковую терапию, поэтому был введен некий переходный период, в течение которого свободный рынок газа действовал только для коммерческо-промышленных потребителей, а для потребителей бытовых он должен был вводиться поэтапно. В связи с этим в ст. 11 упомянутого выше закона было записано, что на субъекты рынка природного газа в исключительных случаях и на определенный срок могут возлагаться специальные обязательства в объеме и на условиях, определенных Кабинетом министров.

Отметим, что накладывать такие обязательства государству совсем не трудно, поскольку все недра, из которых добывается газ, все трубы, которыми он транспортируется, и почти все трубы, которыми он распределяется, принадлежат ему. В этом отношении все частные компании, занимающиеся газовым бизнесом, находятся в статусе арендаторов, которых правительство может в любой момент поменять на других.

Впрочем, правительство возложило специальное обязательство только на ограниченный круг субъектов. Согласно утвержденному им порядку государственный концерн «Укргаздобыча» должен продавать почти весь добываемый газ государственной компании «Нафтогаз» по определенной правительством цене. «Нафтогаз», в свою очередь, должен был тоже по определенной цене продавать этот газ частным газоснабжающим предприятиям, а те уже — бытовым потребителям, то есть населению — и тоже по определенным правительством ценам.

Тарифы на газ для населения

Как вы, наверное, уже поняли, эта определенная правительством фиксированная цена была значительно ниже той, по которой вышеперечисленные субъекты продавали коммерческо-промышленным потребителям на условиях свободного конкурентного рынка.

Заметьте: обеспечивать население дешевым газом — это, согласно закону, не обязанность, а право правительства, которым оно может воспользоваться, а может и нет. Называйте это с его стороны актом гуманизма по отношению к обнищавшему населению, милостью к униженным и оскорбленным или костью обывателю, чтобы не мешал властям разворовывать миллиарды, — кому как понравится, но закон позволяет правительству в любой момент отпустить цены на газ в свободное плавание.

Зачем было морочить головы экспертам?

Первым регуляторным актом правительства, устанавливающим режим наложения специальных обязанностей, было постановление №758 от 1 октября 2015 года. Из него, в частности, следовало, что отныне цены на газ для населения будет устанавливать не НКРЭКУ, как раньше, а КМУ, причем на других основаниях и по другим принципам. Но саму цену правительство пока решило не трогать и написало, что до 1 мая 2016 года она будет такой, какой ее закрепило постановление НКРЭКУ №583 от 3 марта 2015 года, то есть 3,6 грн за 1 куб. м в холодный период года и 7,2 грн — в теплый. А что будет после 1 мая 2016 года — об этом, мол, будет сказано в отдельном постановлении КМУ.

И вот 27 апреля 2016 года это отдельное постановление было принято. Внешне оно выглядело как изменения в упомянутое выше постановление №758 и касалось многих вопросов, в том числе и розничных цен для населения, размер которых, как уже было сказано, на период с 1 мая 2016 года по 31 марта 2017 года должен был составить 6,879 грн за 1 куб. м.

Забегая вперед, скажем, что режим наложения специальных обязательств сохраняется и по сей день, только его уже регламентирует третье по счету базовое постановление правительства, но в июне 2016-го оба истца об этом еще не знали и знать не могли, а потому обжаловали в суде именно постановление КМУ №315, которое впервые от имени правительства, а не НКРЭКУ, повысило для населения цены на газ.

Если отбросить прочие второстепенные моменты аргументации исковых требований, то основное заключалось в том, что правительственный акт противоречит требованиям закона «О ценах и ценообразовании». Следует признать, что в его ст. 12 (Государственные регулируемые цены) действительно есть два положения, которые на первый взгляд имеют отношение к газу.

Первое из них предполагает, что государство регулирует цены на «товары, которые оказывают определяющее влияние на общий уровень и динамику цен, имеют существенную социальную значимость, а также на товары, производимые субъектами, занимающими монопольное (доминирующее) положение на рынке». К газу такое определение вполне подходит, поскольку он, во-первых, имеет важную социальную значимость, а во-вторых, на три четверти добывается государственным концерном «Укргаздобыча».

Второе положение заключается в том, что государственные регулируемые цены должны быть экономически обоснованными.

Но если бы судья Аблов внимательно прочитал закон «О рынке природного газа», то увидел бы, что в его ст. 2 (Правовая основа рынка природного газа) перечислены девять законов, включая Конституцию, но закона «О ценах и ценообразовании» среди них нет. Поскольку, согласно новой экономической политике государства, газ уже не считается социально значимым товаром, так как его могут успешно заменить другие виды топлива. А доминирующее положение «Укргаздобычи» в сфере его добычи тоже ничего не значит, с учетом того, что газ можно успешно импортировать из других стран.

На этом дело, возможно, и закончилось бы еще в 2016 году, но Евгений Валерьевич утруждать себя этой работой не стал, а перевел ее на три научно-исследовательских института судебных экспертиз системы Министерства юстиции Украины — Донецкий, Харьковский и Киевский, — задав каждому из них однотипные вопросы: являются ли установленные правительством цены на газ экономически обоснованными в понимании ст. 12 закона «О ценах и ценообразовании»?

Мнения экспертов разделились: дончане однозначно ответили, что нет; харьковчане от ответа уклонились, написав, что не представляется возможным дать ответ в пределах предоставленных для исследования документов; а вот киевляне показали широту кругозора и, воспользовавшись не только представленными судом данными, но и информацией из открытых источников, ответили, что цены являются экономически обоснованными, причем как в понимании закона «О ценах и о ценообразовании», так и в свете закона «О рынке природного газа». Из трех вариантов ответов судья Аблов выбрал тот, который больше всего был по душе истцам.

Представим, что решение правильное...

А теперь предположим, что все наши предыдущие выкладки оказались ошибочными, апелляционный и кассационный суды благополучно оставили решение судьи Аблова без изменений... И что тогда? Законными будут считаться тарифы по 3,6 грн и 7,2 грн, а люди смогут обращаться с исками о компенсации излишне уплаченного? Ни в коем случае! В первоначальной, то есть необжалованной версии постановления КМУ №758 четко сказано, что эти тарифы действуют только до 1 мая 2016 года. Больше по этому поводу в регуляторных актах правительства ничего не написано.

Теперь делайте вывод сами: с одной стороны, закон требует рынка природного газа, основанного на принципах свободной конкуренции, то есть свободных рыночных цен. С другой стороны, а именно со стороны Кабмина, который единственный может временно ограничивать свободу цен, никаких ограничений нет, а те, которые были, признаны недействительными решением суда. Какие тогда цены должны действовать? Правильно — рыночные, которые в тот период, с мая 2016-го по март 2017 года, колебались вокруг отметки 8,5 грн за кубометр.

При таких обстоятельствах уже «Укргаздобыча» у «Нафтогаза», «Нафтогаз» у газсбытов, а газсбыты от населения могут теоретически требовать компенсации за недоплату за потребленные объемы газа. Но это только теоретически, потому что практически это уже, честно говоря, из области фантастики.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter