Новости
Ракурс
Закон о языке в Украине

Конец языкового беззакония

Верховная Рада 25 апреля приняла во втором чтении законопроект №5670-д «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» - закон об украинском языке. Тому, что столь важный закон был принят аж на 27-м году существования независимой Украины, есть простое объяснение: отсутствие четкой законодательной базы дает возможность провоцировать языковые конфликты на ровном месте. А языковой конфликт — как петарда: взрывается громко и отлично отвлекает внимание от других проблем.

Loading...

Вообще,если оглянуться на историю языкового законодательства в Украине, то складывается ощущение, что этот несчастный закон о языке как будто сглазили. Мы решили еще раз напомнить о том, как в нашей стране обстояли дела с языковыми законами.

Сто лет назад

Самому первому украинскому законодательному акту об украинском языке уже исполнился 101 год: в марте 1918-го Центральная Рада приняла закон об использовании украинского языка, в котором, кстати, говорилось о том, что вывески должны писаться на украинском. При «советах» вначале был взят курс на украинизацию, но в 1933 году его резко свернули. Только в 1989-м, вскоре после отставки Щербицкого, был принят закон о языках в УССР, половинчатый, непоследовательный, но все-таки робко вступающийся за права «туземцев», живших под крылышком старшего брата.

Независимая Украина

Как складывались дела в независимой Украине? А практически никак. Кроме Конституции, где языковой вопрос обрисовывался в самых общих чертах, у нас были два знаковых юридических документа. Первый — это решение Конституционного суда об официальном толковании ст. 10 Основного Закона касательно применения государственного языка органами государственной власти, местного самоуправления и использования его в учебном процессе. Принято оно было в декабре 1999-го и фактически на 13 лет заменило полновесный закон о языке. Получилось довольно забавно: депутаты, которым, собственно, надлежит заниматься законотворчеством, обратились в Конституционный суд, чтобы тот разложил по полочкам все языковые проблемы. Что судьи КС и сделали. И сделали, кстати, удачно.

Но решение Конституционного суда от 1999 года фактически тоже было фундаментом. Каждый из пунктов, по идее, требовал подробного толкования, в подзаконных актах, которые бы разъясняли тонкости применения… применения чего? Закона? Так это не закон, это судебное решение!

А закона об украинском языке все не было. В 2010 году президент Виктор Ющенко подписал Концепцию государственной языковой политики — очень либеральный, европейский, гуманный, правильный, красивый, человечный… стоп-стоп! Словом, совершенно никакой в плане практического применения документ. Читаешь его и понимаешь: нравится! А дальше что? (К слову, у Ющенко, видимо, были очень толковые эксперты по языковому вопросу, только с политической волей у третьего президента Украины как-то не сложилось.)

Одна драматическая, почти шекспировская деталь: Виктор Андреевич подписал Концепцию 15 февраля 2010-го. А уже 25 февраля к власти пришел другой Виктор — Янукович…

Закон о языке Кивалова-Колесниченко

В июле 2012 года Верховная Рада приняла закон «Об основах государственной языковой политики» (больше известный как закон Кивалова-Колесниченко). 8 августа Янукович его подписал, а 10 августа 2012-го он вступил в силу. В чем была фишка этого закона? Попросту говоря, суть примерно такова: если в регионе есть 10% носителей другого языка, то этот язык может быть признан фактически вторым государственным.

Можно много рассуждать о том, что есть страны, в которых мирно соседствуют несколько государственных языков, — например, двуязычная Канада или Швейцария, в которой их аж четыре. Но мы не Канада, и этот закон, который фактически давал карт-бланш для того, чтобы на юге и востоке страны официальным стал русский, работал на соседнее государство.

Закономерно, что после принятия закона Кивалова-Колесниченко по стране прокатилась волна акций протеста — но толку? А потом был Майдан. И после смены власти Вадим Колесниченко, один из идейных вдохновителей закона, удрал в Россию.

Но что же закон о языке Кивалова-Колесниченко? Да ничего, действовал себе. 23 февраля 2014-го Рада приняла закон о том, что акт Кивалова-Колесниченко признается незаконным. Но Александр Турчинов, который в этот же день получил полномочия и. о. президента Украины, закон не подписал, мотивируя это тем, что резкая смена языкового курса расколет общество.

И снова Конституционный суд

А дальше были оккупация Крыма, война, выборы президента… В общем, о языковом законе как-то позабыли. Позабыли законодатели. Зато провокаторы и просто неумные люди очень даже активно устраивали языковые, мягко говоря, дискуссии, которые и рассудить-то грамотно невозможно, потому что в стране де-факто действовал пророссийский закон о языке.

Абсурд? Безусловно. И снова, как в 1999-м, тяжесть ответственности легла на Конституционный суд. В 2015 году в КСУ обратилась группа депутатов ВР с представлением о признании закона Кивалова-Колесниченко неконституционным. И… началась судебная тягомотина. Судьи КСУ (точнее — его руководство, поскольку Юрий Баулин как председатель суда длительное время не выносил подготовленный проект решения КС на рассмотрение) тянули с рассмотрением дела, активисты гуляли по Жилянской с плакатами.

Закон о языке в Украине

Полезные квоты

Тем временем Верховная Рада делала кое-что полезное, надо признать. Например, в конце 2016 года решила вопрос о квотах на радио. Согласно принятому закону, в первый год четверть песен на радиостанциях должны быть на украинском. В следующие два года квота вырастает соответственно до 30% и 35%. Невыполнение требований грозит штрафом в размере 5% от общей суммы лицензионного сбора.

В 2017-м Рада ввела квоты на украинский язык на телевидении. Так, на общенациональных и региональных каналах доля украинского языка должна составлять не менее 75%, на местных каналах — не менее 60%. (Что не мешает, впрочем, определенному контингенту на более-менее чистом украинском говорить совершенно антиукраинские вещи.)

Языковой произвол

Однако вернемся к закону об украинском языке. Конституционный суд Украины признал неконституционным закон Кивалова-Колесниченко 28 февраля прошлого года. На этот раз КС уклонился от выполнения своей конституционной миссии, не оценив закон по существу, а признав его неконституционным лишь в связи с нарушением конституционной процедуры рассмотрения и принятия. И таким образом фактически обеспечил продолжение законодательного произвола в языковой сфере, на чем акцентировали внимание ряд судей КС, которые высказали свое особое мнение относительно решения КС. То есть до конца зимы мы жили по нему, а теперь живем без закона о языке вообще.

Тем временем в парламенте было зарегистрировано несколько законопроектов. Читать о том, как «языковые эксперты», авторы каждого из них, дерутся друг с другом, — это мексиканский сериал. Самым удачным эксперты признали законопроект №5670-д, именно тот, за который сегодня проголосовали депутаты.

Ныне действующий президент Украины Петр Порошенко обещал не мешкая подписать новый закон об украинском языке. Это будет красивая финальная точка в его президентской каденции.

Закон о языке в Украине

Закон о языке в Украине


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter