Новости
Ракурс
Нафтогаз Украины. Андрей Коболев. Энергетическая таможня

Клоуны Энергетической таможни: провальный финал дел о штрафах Коболеву

Из-за дымовой завесы заявлений о якобы снижении цен на газ, за которой чиновники нелепо пытаются скрыть их повышение, почти незамеченным прошел мимо внимания публики финал одной газово-таможенной истории, наделавшей в свое время немало шума.

Loading...

Речь идет о судебных решениях, которыми были умножены на ноль два постановления Энергетической таможни Государственной фискальной службы о наложении штрафов на общую сумму 8,362 млрдгрн на председателя правления НАК «Нафтогаз Украины» Андрея Коболева. Личность последнего, конечно, вызывает мало симпатий у широких слоев населения, но эта история ярко свидетельствует о том, что клоуны задолго до Зеленского пришли не только в украинскую политику, но и в органы исполнительной власти, в том числе и те из них, которые обычно считались серьезными учреждениями.

«Нафтогаз» не стал платить за газ для ДНР/ЛНР

Эта история началась в октябре-ноябре 2015 года, то есть в период, когда Украина в последний раз покупала у России газ. В частности, в октябре, например, в нашу страну зашли 2 млрд куб. м, в ноябре — 388 млн. Получив товар, «Нафтогаз», как того и требуют нормативные акты, подал на таможенный пост «Киев-Энергетический» Энергетической таможни ГФС две декларации о количестве товара. Это были так называемые периодические декларации, базировавшиеся на данных, полученных от оператора газотранспортной системы Украины, которым тогда было и до сих пор остается акционерное общество «Укртрансгаз», 100% акций которого принадлежат «Нафтогазу». А спустя некоторое время он как импортер должен был подать еще дополнительные декларации, которые базировались уже не на справках «Укртрансгаза», а на более серьезных с точки зрения таможенного права документах, один из которых — счет-фактура, а другой — акт приема-передачи товара, составленный продавцом-отправителем и покупателем-получателем. И вот в этом вопросе произошла небольшая неприятность.

Дело в том, что «Газпром» передавал свой газ через десяток мест на границе, в каждом из которых учет товара осуществляла газоизмерительная станция. Но две из них — «Прохоровка» и «Платово» — находились на территории, контролируемой российскими оккупационными войсками. На них не было подчиненного «Укртрансгазу» персонала, из-за чего надлежащий учет на них не велся, а товар, который через них прошел, в общем объеме импортируемого газа не учитывался, и потому, конечно, украинской стороной не оплачивался.

До того этот вопрос как-то решался партнерами и на обозрение широкой общественности не выносился, но на сей раз нашла коса на камень: «Газпром» отказался подписывать акт, где были указаны только те объемы импортируемого газа, которые шли на контролируемую украинскими властями территорию, а «Нафтогаз» отказался подписывать тот вариант акта приема-передачи, где указывался весь газ, идущий на всю территорию Украины, в том числе и оккупированную. Стороны несколько раз отправляли друг другу документы для подписи, но безрезультатно, потому что каждый твердо стоял на своем.

Фантастической премии Коболева предшествовал еще более фантастический штраф

При таких условиях «Нафтогаз» не мог представить Энергетической таможне дополнительные декларации, которые базировались бы на должным образом оформленных счетах-фактурах и актах приема-передачи. Он неоднократно направлял таможенникам дополнительные декларации, базировавшиеся на справках «Укртрансгаза», но фискалы каждый раз их заворачивали.

Этот вопрос был отложен на дальнюю полку, где лежал два года и есть не просил, но потом начальника Энергетической таможни Игоря Пиковского вдруг укусила какая-то муха и по этому факту было открыто два дела, которые сразу же начали набирать обороты. В результате 27 февраля 2018 года им было вынесено два постановления. В одном из них говорилось о том, что председатель правления «Нафтогаза» Андрей Коболев не подал дополнительную таможенную декларацию на 2 млрд куб. м импортированного газа и не уплатил с них налог на добавленную стоимость по ставке 20% в размере 2,342 млрдгрн. Таким образом он якобы совершил нарушение, предусмотренное ст. 485 Таможенного кодекса Украины, за что на него наложено взыскание в виде штрафа в размере 300% неуплаченной суммы таможенных платежей, а именно 7,027 млрдгрн.

Второе постановление было аналогичного содержания, только вместо октября 2015-го в нем говорилось о ноябре, объем импортируемого газа составил 388 млн куб. м, сумма неуплаченного налога — 454 млн грн, а размер наложенного штрафа — 1,362 млрдгрн. Таким образом, по мнению Пиковского, в целом нужно было уплатить 8 млрд 389 млн грн штрафа.

Нафтогаз Украины. Андрей Коболев. Энергетическая таможня. Фото: Главком

Получив такую ​​ахинею, Коболев, конечно же, обжаловал ее в судебном порядке. Дела рассматривал Подольский районный суд Киева — это объясняется тем, что истец был привлечен к ответственности как физическое лицо, так что его иск в порядке административного судопроизводства должен был рассматривать местный суд общей юрисдикции по месту нахождения ответчика, а Энергетическая таможня как раз находится в доме по улице Светлицкого, 28-а, на территории Подольского района Киева.

Затеянное фискалами дело было заведомо проигрышным

Первый иск еще 23 июля 2018 года удовлетворил судья Владимир Гребенюк, и 20 марта его решение было оставлено без изменений постановлением Шестого (Киевского) апелляционного административного суда. Со вторым вышло гораздо дольше — он был удовлетворен совсем недавно, решением судьи Светланы Захарчук от 5 апреля 2019 года. В обоих делах мотивация вердиктов примерно одинакова, поэтому остановимся на главных ее моментах.

Прежде всего следует отметить то обстоятельство, что изначально затеянные Энергетической таможней дела были обречены на нулевой итоговый результат, поскольку в период с 1 сентября 2014 года по 31 декабря 2016 года «Нафтогаз» был освобожден от уплаты НДС на импортируемый газ. Таким образом, если Коболев и напортачил бы что-то там с таможенными декларациями, то это никак не смогло бы иметь следствием то, что в государственный бюджет Украины не поступило 2,796 млрдгрн за импорт 2,388 млрдкуб. м газа. Уже только через суды обязаны были отменить постановления Пиковского, что они, собственно, и сделали.

Второй момент заключался в том, что Коболев был привлечен к ответственности не как должностное, а как физическое лицо. Накладывать на него взыскание именно в таком размере, как 300% неуплаченной суммы таможенных платежей, можно было бы только в том случае, если бы он был владельцем импортируемого товара. Но собственником газа был не он, а «Нафтогаз», поэтому деньги должны были взиматься именно с него. Коболев же, если бы и был в чем-то виноват, то должен был за это отвечать как должностное лицо юридического лица — нарушителя таможенных правил, а в этом случае объем ответственности имеет несколько другие параметры.

Третий момент касался доказательной базы, которой оперировала Энергетическая таможня. Когда в конце 2015-го «Нафтогаз» писал в своих декларациях, что в октябре-ноябре было импортировано 2,388 млрдкуб. м природного газа, фискалы забраковали эти документы, потому что содержавшиеся в них данные, мол, не основывались на документах, составленных должным образом. Но это обстоятельство почему-то не помешало им спустя два года использовать эти же данные для того, чтобы посчитать сумму неуплаченных «Нафтогазом» налогов и вычислить размер штрафа для Коболева. Такое непоследовательное поведение таможенников, по мнению судей, свидетельствовало о нарушении принципа надлежащего управления.

Ну и последнее, что стоит отметить, — это сроки. В соответствии со ст. 467 Таможенного кодекса Украины, административное взыскание за нарушение таможенных правил может быть наложено не позднее чем спустя шесть месяцев со дня совершения правонарушения, а в случае рассмотрения органами доходов и сборов дел о продолжающихся нарушениях таможенных правил — не позднее чем спустя шесть месяцев со дня выявления этих правонарушений. В данном же случае интервал составлял более двух лет. В ответ на это обвинение таможенники пытались отрицать очевидное и убеждать, что узнали об этой импортной операции совсем недавно, но такая попытка прикинуться дурачками положительного результата не достигла.

Таким образом, исходя из чисто юридической точки зрения, можно уверенно утверждать, что для таможенников это дело было заведомо проигрышным. Вместе с тем для чего-то им просто необходимо было хоть ненадолго, но испачкать грязью Коболева, однако это уже вопрос политический.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter