Новости
Ракурс
Транзит газа. Фото: Укртрансгаз

Капут транзиту газа: для чего «Нафтогаз» затеял судебную войну с облгазами?

9 октября 2019 года Верховный суд принял постановление, которым Акционерное общество «Укртрансгаз» окончательно проиграло дело по его иску к Публичному акционерному обществу «Харьковгоргаз». Этот процесс был довольно типичным среди других десятков судебных конфликтов, возникших из-за того, что предприятия теплокоммунэнерго не платили за топливо Национальной акционерной компании «Нафтогаз Украины», но судились по этому поводу не поставщик с потребителем, а между собой два транспортировщика, один из которых — оператор газотранспортной, а другой — газораспределительной системы. Рекордной можно назвать разве что сумму исковых требований — целых 6,5 млрд грн. Но при чем здесь транзит газа?

Loading...

На самом деле причина тяжбы не только в деньгах: этот процесс был лишь эпизодом затеянной руководством «Нафтогаза» большой игры, конечная цель которой заключается в прекращении транзита газа из России по территории Украины. Ее достижение будет иметь для нашей страны как положительные, так и отрицательные последствия, но это тема для отдельного исследования, сейчас мы лишь предлагаем оценить «красоту игры».

Транзит газа: почему «Укртрансгаз» является убыточным транзитером

Начать стоит с такого парадокса: за транспортировку газа в Европу «Нафтогаз» в 2017 году получил от «Газпрома» 74 млрд грн, а в 2018 году — 72 млрд грн. Но при этом полностью дочерняя компания «Нафтогаза» — «Укртрансгаз», которая, собственно, и выполняла всю связанную с транзитом газа работу, в 2017 году получила убыток в сумме 17 млрд грн, а в 2018-м — 14 млрд грн. Такой результат можно объяснить двумя причинами.

Первая — за услуги транзита газа «Нафтогаз» получает деньги в том объеме, о котором удалось договориться при заключении контракта с «Газпромом» в далеком 2009 году, а с «Укртрансгазом» за его работу рассчитывается по тарифам, установленным НКРЭКУ, которые впритык покрывают необходимые технологические расходы.

Вторая причина заключается в том, что «Нафтогаз» возложил на свою «дочку» несвойственные для нее функции поставки газа на те предприятия теплокоммунэнерго, которые относятся к числу безнадежных должников и от которых почти невозможно получить средства. На этом стоит остановиться более детально.

В настоящее время централизованным отоплением охвачено 8 из 17 млн украинских домохозяйств. Такая система работает во многих странах, и общей для всех чертой является то, что нормативно-правовые акты этих стран запрещают приостанавливать ее работу в холодное время года. Но если в развитых странах с рыночной экономикой она рассчитана на тех потребителей, которые гарантированно оплачивают ее услуги или которых по крайней мере реально заставить за них заплатить, то в Украине есть определенная категория людей, с которых невозможно ни взыскать задолженность в судебном порядке (потому что с них нечего взять), ни отключить от тепла (так запрещает закон), ни тем более выселить. Однако даже не это является главной причиной гигантской задолженности предприятий теплокоммунэнерго за потребленный газ, которая уверенно приближается к отметке 100 млрд грн, а тарифная политика государства.

Кто оплачивает гуманизм социальной политики государства?

Рассмотрим эту ситуацию на примере Харькова, событиям в котором и был посвящен упомянутый выше судебный процесс. Большую часть из 600 тыс. квартир этого полуторамиллионного города обеспечивает теплом Коммунальное предприятие «Харьковские тепловые сети», чьи отопительные мощности работают исключительно на газе, стоимость которого и составляет основную часть себестоимости услуг отопления.

Судя по данным его официального отчета, в 2018 году уровень расчетов за тепло харьковских домохозяйств составлял 81%, но если бы люди платили все 100%, полученных средств все равно не хватило бы для того, чтобы рассчитаться за газ. Поскольку сумма расходов предприятия составляла 8 млрд грн, а сумма доходов, которые теоретически должны были поступить, — только 6 млрд грн. И такая же или примерно такая же картина вырисовывается не только в Харькове, но и по всей стране, поскольку государство в рамках своей социально направленной политики устанавливает тарифы на услуги теплоснабжения значительно меньше уровня их себестоимости. Конечно, такая гуманность со стороны руководства страны к своим гражданам весьма похвальна, но возникает вопрос: кто должен платить за этот банкет?

Транзит газа. Фото: Укртрансгаз

Средства на это можно было найти и в государственном бюджете, и в местных бюджетах (не такие уж они бедные), однако руководством страны было принято решение, что за все должен платить «Нафтогаз», который на транзите газа из России зарабатывает достаточного валюты для того, чтобы покрыть убыточность работы тепловиков. Такая политика — вовсе не отечественное ноу-хау, нечто подобное делалось и в России в 90-е годы, когда тамошний «Газпром» едва ли не бесплатно обеспечивал газом внутреннего потребителя, компенсируя потери экспортом этого вида топлива в платежеспособную Европу.

Но в 2014 году в результате давления международных валютных доноров к руководству «Нафтогаза» пришла команда, которая взяла курс на то, чтобы в будущем Украина могла полностью обходиться без российского газа. Первый шаг на этом пути был сделан в ноябре 2015 года, когда Украина прекратила покупать голубое топливо у «Газпрома». Катастрофы не случилось: оказалось, что тот же российский газ можно приобретать в Словакии, Польше и Венгрии — лишь бы был российский транзит газа.

После такой промежуточной победы следующим шагом должен был стать отказ с 2020 года и от российского транзита газа. С организационно-технической стороны для этого сделано все необходимое: по состоянию на конец октября 2019 года в подземные хранилища закачаны рекордные 22 млрд кубометров, которых в сумме с газом отечественной добычи хватит даже на два отопительных сезона. А вот юридическая сторона подготовки к такому смелому шагу как раз и связана с искусственной убыточностью «Укртрансгаза».

Суды решили, что несанкционированного отбора не было

Как всем известно, и Европейский Союз, и Россия поставили условием нового контракта о транзите газа то, что он будет заключен с независимым оператором газотранспортной системы, который должен быть отделен от «Нафтогаза». Поэтому руководству последнего для достижения своей цели осталась мелочь: либо саботировать создание этого независимого оператора, либо создать его в таком безобразном виде, чтобы с ним никто не согласился иметь дело. Для этого и была использована ситуация с теплокоммунэнерго.

Дело в том, что правительственное постановление возлагает на «Нафтогаз» обязательство поставлять топливо тепловикам, при условии, что уровень денежных расчетов за него не меньше 90%. Но отдельным распоряжением Кабмин обязал компанию в холодный период года поставлять им газ независимо от уровня расчетов. На языке специалистов это называется давать номинации, без наличия которых оператор газораспределительной системы, проще говоря облгаз, должен перекрыть вентиль тому или иному потребителю. Но правительство Владимира Гройсмана, у которого были довольно недоброжелательные отношения с «Нафтогазом», понимало, что его глава Андрей Коболев проигнорирует это указание и ему за это ничего не будет. Поэтому Кабмин решил перестраховаться и вторым пунктом упомянутого распоряжения обязал облгазы в течение отопительного сезона обеспечивать доставку газа предприятиям теплокоммунэнерго независимо от наличия номинаций.

Предостережение оказалась не напрасным: «Нафтогаз» действительно наплевал на требование Кабмина и не понес за это никакого наказания, зато газораспределители обеспечили топливом тепловиков и получили за это от «Укртрансгаза» иски о возмещении стоимости газа, потребленного без номинаций. Однако в большинстве случаев судьи заняли позицию, что несанкционированного отбора не было, а были правомерные действия по обеспечению топливом предприятий, предоставляющих населению услуги теплоснабжения. По крайней мере, из дел, дошедших до Верховного суда, ни одно не было решено в пользу истца в тех случаях, когда суды предыдущих инстанций отказали в удовлетворении его исков, их решения были оставлены без изменений, а когда, наоборот, удовлетворены, — отменены с направлением дел на новое рассмотрение.

Таким образом, «Укртрансгаз», который должен был бы тратить сравнительно небольшие объемы газа для поддержания в трубе постоянного давления, на самом деле тратил очень большие его объемы на нужды тепловиков. Отсюда и такие убытки, а также и долги перед материнской структурой в лице «Нафтогаза», у которой он покупает газ.

Дискуссия о том, какой будет схема отделения от «Нафтогаза» оператора ГТС, то есть анбандлинга, продолжается уже три года, но какую бы модель ни выбрали, вновь созданное предприятие никуда не денется от искусственно сформированных убытков и долгов. Стать независимым оператором с таким наследием ему никак не удастся, поэтому его действиями в дальнейшем будут руководить те же лица, которые и сформировали ему эти убытки и долги. То есть команда Андрея Коболева и его зарубежные покровители, которые всячески будут пытаться прекратить российский транзит газа. Но, может, оно и к лучшему.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter


Загрузка...