Новости
Ракурс
Нафтогаз Украины. Фото: Нафтогаз

Нафтогаз Украины — поставщик последней надежды: кто он и с чем его едят?

6 сен 2020, 20:01

Окончание летнего газового сезона 2020 года участники рынка 1 сентября отметили публичным обсуждением в НКРЭКУ изменений в правила работы поставщика «последней надежды». До этого в ходе ускоренного конкурсного отбора Кабмин определил таким поставщиком ООО «ГК «Нафтогаз Украины».

Бытовые потребители пока еще не знакомы с поставщиком «последней надежды», так как до 1 июля действовали спецобязательства (ПСО) для поставщиков газа. Будем надеяться, знакомиться близко не придется. Но знать, кто он, каковы его обязательства и полномочия в условиях рынка, необходимо.

Кто такой поставщик «последней надежды»?

Поставщик «последней надежды» — определенный Кабинетом министров поставщик, который не имеет права отказать в заключении договора поставки природного газа на ограниченный период времени (постановление НКРЭКУ от 30 сентября 2015 года №2496). Нюанс в том, что бытовым потребителям якобы дано право выбирать себе поставщика газа, но одновременно их прежних газопоставщиков лишили обязательства заключать договоры. Поэтому могут возникать коллизии.

Что делать потребителю (и не только бытовому), если его поставщик газа обанкротился, ликвидирован, его лицензию аннулировали/приостановили, поставщик не включил потребителя в свой реестр или договор расторгнут, а новый не заключен? На этот случай ст. 15 Закона Украины «О рынке природного газа» предусматривает: поставщик «последней надежды» (ППН) не может отказать потребителю в заключении договора. Правда, такой договор действует не более 60 дней в течение года. Для заключения договора потребитель должен обратиться к ППН с заявлением-присоединением.

Поскольку такой поставщик всегда готов подставить свое плечо потребителю и взвалить на себя нелегкую ношу, то, по идее, наиболее достойный из всех поставщиков и определяется по результатам конкурса.

И еще одна деталь: в законе речь идет о 60 днях. Для победы в конкурсе, чтобы стать ППН, кандидат должен подтвердить, что у него есть активы (деньги на счетах или на ресурс газа, а лучше и первое и второе). Это большие затраты, поэтому должна быть предусмотрена компенсация. Ее и установили: в 2015 году ППН мог продавать газ с наценкой не более 5% к максимальной цене газа в предыдущем месяце на рынке. Постановлением НКРЭКУ №1418 от 11 августа 2016 года наценку для ППН увеличили до 20%. Учитывая объем рынка газа, это может быть солидный доход.

Распоряжением Кабмина от 9 декабря 2015 года №307-р в качестве победителя первого конкурса поставщиком «последней надежды» на три последующие года была определена НАК «Нафтогаз Украины». Но бытовым потребителям поставщики газа со специальными обязательствами не могли отказать. Поэтому в поставщике «последней надежды» у бытовых потребителей необходимости не возникало. До 1 июня 2020 года — отмены ПСО.

Как отреагировал рынок газа

Ситуация с поставками газа промышленным потребителям была иной. Эту часть рынка газа можно назвать рыночной (рынком). В условиях жесткой конкуренции за каждого покупателя газа все поставщики буквально сражались. Поставщик «последней надежды» с его наценкой в 20% был не у дел. 

Нафтогаз Украины. Фото: Нафтогаз

В декабре 2018 года трехлетний срок первого поставщика «последней надежды» благополучно завершился. На объявленные Министерством энергетики конкурсы никто не заявлялся, рынок газа в 2019 — первой половине 2020 года спокойно жил и обходился без ППН. Но недолго.

22 июля 2020 года ООО «ГК «Нафтогаз Украины» было признано поставщиком «последней надежды», разумеется, в результате конкурса (распоряжение КМУ №917-р). С ценовым предложением 2711,86 грн/1 тыс. куб. м с НДС и наценкой 0%. Победитель доказал конкурсной комиссии, что у него есть активы, равные 3,514 млрд куб. м газа. И хотя при таких затратах его наценка составляет 0%, формула расчета цены с применением показателей немецкого газового хаба (NCG), на который ориентируется и НАК «Нафтогаз», и Оператор ГТС Украины, позволит, наверное, ему справиться со взятыми на себя добровольными обязательствами. Как иначе?

На этом можно было бы закончить краткий рассказ о поставщике «последней надежды». Но не тут-то было! 12 августа НКРЭКУ озадачилась усовершенствованием процедуры заключения потребителями договоров с поставщиком «последней надежды». Если верить опубликованному обоснованию к проекту решения НКРЭКУ, необходимость его принятия вызвана тем, что «по результатам анализа практического применения нормативно-правовых актов» регулятор счел необходимым усовершенствовать действующие положения «с целью упрощения процедуры заключения потребителем договора с поставщиком «последней надежды» и обеспечения бесперебойной поставки (газа. — Ред.) потребителям».

Закономерный вопрос: каким образом кандидат в ППН подавал заявку на участие в конкурсе и на что рассчитывал в условиях, как оказалось, «несовершенного» законодательства? О примерах практического применения умолчим, регулятор на то и регулятор — знает все. Но предметное ознакомление с текстом проекта НКРЭКУ превзошло самые смелые ожидания в «упрощении заключения договора потребителя с поставщиком «последней надежды».

Конечно, случаи, когда действующий поставщик стал банкротом, был ликвидирован или у него аннулирована/остановлена лицензия, упоминаются — все-таки прямая норма закона. А вот те случаи, которые регулятор имеет право сам установить, заслуживают отдельного внимания.

Если описывать предложенный регулятором механизм «упрощения» кратко, то он выглядит следующим образом:

  1. Оператор ГТС отклоняет предварительное уведомление о подаче газа в систему для транспортировки (номинация) действующего поставщика газа.

  2. Все потребители (бытовые и промышленные) этого поставщика автоматически попадают в реестр поставщика «последней надежды», и считается, что они покупают у него газ по соответствующей цене.

  3. Об этом радостном (или нет) событии потребители узнают в течение последующих 10 рабочих дней и должны оплатить предоставленный счет ППН.

Кроме того, проект предусматривал отдельные условия для поставщика «последней надежды» в части балансировки — наверное, в качестве компенсации наценки в 0%.

Возражения и предложения

Поданные участниками рынка возражения и предложения к проекту в основном свелись к аргументации недостаточной обоснованности большей части проекта решения регулятора.

Удивил своими предложениями действующий поставщик «последней надежды»: не хочет он автоматического перехода небытовых (промышленных) потребителей, зато жаждет автоматического перехода бытовых и доступ к их персональным данным. И очень хочет освобождения от финансового обеспечения в части балансировки.

Публичное обсуждение предложений к проекту регулятора преподнесло немало неожиданностей. Оказывается, НКРЭКУ надеялась, что поставщик «последней надежды» будет поставлять газ более 60 дней. Таково новое прочтение закона. Если это так, то на рынке газа фактически появляется единственный поставщик, за которым потребитель закрепляется автоматически и бессрочно, только с перерывами в поставках. И регулятор не против отдельных условий балансировки для поставщика «последней надежды».

Нафтогаз Украины. Фото: Нафтогаз

После трехчасового бурного обсуждения лично у меня сложилось мнение, что окончательного варианта решения нет. 

Скорее всего, промышленных потребителей оставят в покое. Что обоснованно. Иначе трудно представить крупное промышленное предприятие — потребителя, которое нашло себе поставщика газа, договорилось о цене и вдруг… узнало о том, что в какой-то период, оказывается, ему поставлял газ поставщик «последней надежды». По совсем другой цене…

Что ждет бытовых потребителей

С бытовыми потребителями сложнее. Не секрет, что поставщиками таких потребителей монопольно являются дочерние компании операторов ГРС (газсбыты), к чему в свое время предшественники нынешней НКРЭКУ приложили некие усилия. И теперь вдруг у такого поставщика отклонят номинацию и все его бытовые потребители на всей территории области или города окажутся без поставщика. Так регулятор аргументирует необходимость автоматического закрепления таких потребителей за поставщиком «последней надежды»? Логичен вопрос: почему отклоняют номинацию такого поставщика?

Самое простое основание — не хватает финансового обеспечения для оператора ГТС. Как тут не вспомнить постановление НКРЭКУ №1611, принятое 26 августа 2020 года, которое уменьшило размеры разрешенных небалансов и увеличило их стоимость, ограничило количество банков-гарантов. Разве это не увеличило финансовое бремя поставщиков? Или такой поставщик не выполняет своих обязательств перед потребителями, например, нет ресурса газа.

Не тайна, почему может быть дефицит ресурса газа. Достаточно посмотреть на отчет регулятора за 2019 год: потребление газа бытовыми потребителями составило 8,33 млрд куб. м. Притом что объем добычи АО «Укргаздобыча» (УГД) в 2019-м — 13,6 млрд куб. м. Но делиться этим ресурсом с другими поставщиками никто не собирается: он в распоряжении «Нафтогаза».

Стоит ли так отчаянно бороться со следствиями и «усовершенствовать» договорные отношения потребителей с поставщиком «последней надежды»? Не проще ли устранить первопричины — монополию на ресурс газа «Укргаздобычи» (подконтрольной «Нафтогазу Украины») и необоснованные правила балансировки для поставщиков?

Не впервой предлагают запустить продажу ресурса газа УГД на бирже. Но это второй шаг. Первый — передача пакета акций УГД от НАК «Нафтогаз Украины» в управление государственных органов, что разорвет монопольную связь и откроет доступ к ресурсу всем поставщикам. И с функцией ППН «Укргаздобыча» справилась бы.


Что касается правил балансировки, то НКРЭКУ, возможно, стоит четче придерживаться регламента №312, который устанавливает европейские правила балансировки.

Олег БАКУЛИН, юрист


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.