Новости
Ракурс
Локдаун в Украине в связи с коронавирусом. Фото: Pixabay

Жесткий локдаун в Украине из-за коронавируса — вещь нехорошая, нужно действовать по-другому — иммунолог Андрей Волянский

Коронавирус, появившийся неожиданным «подарком» под новый 2020 год, за несколько месяцев превратил мир в сериал-катастрофу. Почти год мы пытаемся разгадать вирус, инфицировавший и сломавший планету, бессимптомно или легко проходящий у одних, но забирающий жизнь у других. Чтобы не допустить коллапс медицины, вводится карантин выходного дня, а в воздухе запахло полным локдауном в Украине. Люди устали от пандемии и ограничений, но вирус с короной, похоже, не устал.

Можно ли бороться с новым коронавирусом, не прибегая к локдауну в Украине? Стоит ли надеяться на коллективный иммунитет? Как решить проблему (не)лечения ковид-пациентов дома и когда волна пойдет на спад, «Ракурсу» рассказал Андрей Волянский, иммунолог, доктор медицинских наук, завлабораторией иммунореабилитологии Института микробиологии и иммунологии им. Мечникова НАМН Украины, главный врач сети медцентров Your Baby — Your Family.

Первую часть интервью с Андреем Волянским о том, как защититься от гриппа во время пандемии коронавируса, читайте по ссылке.

Коварная статистика

— Ежедневно мы слышим сводки Минздрава о количестве инфицированных коронавирусом, вокруг нас болеют и, к сожалению, иногда умирают. «Я просто живу», — так говорит моя знакомая. Ее семья придерживается всех противоэпидемических мероприятий, но не допускает паники. Мне очень импонирует такой подход, однако не всем удается не паниковать. Что нас ждет в ближайшее время — еще более жесткий локдаун в Украине?

— Коронавирус стал основной темой новостей. Каналы и порталы соревнуются с властью: кто больше напугает еле живое от страха население. Все (власть, медики, рядовые граждане) забыли об инфарктах, онкологии, туберкулезе... Отсутствие рационального мышления в отношении COVID-19 стало нормой. В Министерстве здравоохранения советуют пожилым чаще пользоваться антисептиком и не выходить из дома без крайней необходимости. Иных вариантов защиты групп риска, похоже, у власти нет.

На сегодня, по официальным данным, коронавирусом инфицировано всего лишь 0,6% населения земли. Если эту цифру воспринимать серьезно, то такая пандемия может затянуться лет на двадцать. Понятно, что это совсем не так. Реально познакомились с вирусом в 5‒10 раз больше людей, то есть 200‒500 млн человек.

Локдаун в Украине в связи с коронавирусом — иммунолог Андрей Волянский. Фото: Facebook

Почему упорно делается акцент на количестве официально инфицированных? Это выгодно ВОЗ, это выгодно тем, кто раздает и осваивает миллиарды, по нескольким причинам. Во-первых, предварительная летальность составляет 2,8% и выглядит устрашающе. Если показать реальную летальность в 0,3‒0,5%, то у здравомыслящих людей возникнет много неловких вопросов: «Зачем локдаун? Зачем безвозвратно вбрасывать миллиарды в преодоление не первой и не последней эпидемии одной из многих инфекций?». Во-вторых, если признать, что 80‒90% случаев ускользают от фиксации, это означает, что в демократических странах эпидрасследование несовершенно и диагностика недостоверна.

Например, Китай жестко противостоит приходу второй волны пандемии коронавируса. В этой стране первая волна была раньше всех — январь-февраль. Потом за счет жесточайшего эпидемиологического расследования (строгий опрос заболевшего, скрупулезное выявление, изоляция и обследование всех контактов) они не допустили второй волны. И не допускают до сих пор, быстро блокируют все завозные случаи. Все это возможно для Китая, но маловероятно для европейских стран.

Количество заболевших коронавирусом — это крайне условный критерий, потому что данный показатель зависит от проведения или непроведения эпидрасследования, от количества тестов. Более объективный критерий — количество летальных исходов. Именно этот показатель точнее отражает развитие пандемии. В течение сентября-октября в мире была четкая линейная зависимость — 5300‒5400 смертей в сутки, в ноябре-декабре возможны 6‒10 тыс. летальных исходов ежедневно в силу того, что в Северном полушарии проживает 90% населения планеты. К концу 2020 года коронавирус унесет 1,6‒1,8 млн жизней, что составит 2,6‒3% смертей от всех причин в мире.

Локдаун в Украине: нужен или нет

Что ждет Украину? 15‒20 тыс. летальных исходов на 1 января 2021 года — примерно 3% от 560‒580 тыс. инфицированных. Это, безусловно, немало, и недооценивать опасность нового коронавируса нельзя. Но и поддаваться панике, ломать психику миллионов людей и экономику во многих — прежде всего слабых — странах абсурдно.

— Некоторые страны ввели повторный локдаун. У нас — карантин выходного дня, в воздухе запахло полным локдауном в Украине. Растет количество госпитализаций, не хватает коек, кислорода и медицинского персонала. Пугает надвигающийся коллапс медицинской системы. В то же время ковидный фонд частично закатали в асфальт, и Кабмин выделяет деньги из Фонда борьбы с коронавирусом на производство сериалов...

— Сейчас у нас начинается серьезный эпидемический процесс. Наша страна растянула первую волну. Благодаря локдауну в Украине — можно спорить, хорошо это или плохо, — мы не вступили в первую волну в марте-апреле, вступаем в нее в полной мере сейчас. Началась фаза быстрого роста, которая к зиме перейдет в линейную зависимость (150‒200 летальных случаев в сутки). Только после насыщения эпидемического процесса, когда переболеет 20‒30% населения, в апреле-мае первая волна сойдет на нет.

Некоторые страны Западной Европы (не все) пережили первую волну в марте-апреле — это Испания, Италия, Великобритания, Франция. Они больше всех пострадали. Летом у них был спад заболеваемости. Сейчас в этих странах началась вторая волна. Как я уже говорил, более объективный критерий, отражающий развитие пандемии, — количество летальных исходов. Неприятно, но это так. В странах, прошедших первую волну, сейчас количество смертей гораздо меньше.

Локдаун в Украине в связи с коронавирусом. Фото: Pixabay

Все то, что пережили Италия, Испания, нам придется пережить сейчас. Деньги ковидного фонда потрачены, взять их негде. Разве что напечатать. Надо ли вводить локдаун в Украине? Разумный ответ — нет. Жесткий локдаун — вещь нехорошая. Для экономики, социума, психики людей. Ломается бизнес, ломаются судьбы... И мы не получаем адекватного эффекта от столь жестких мер. Рациональные меры — масочный режим, социальное дистанцирование — приносят свои результаты и должны сохраняться.

Ключевая вещь — я говорю об этом уже несколько месяцев — защита групп риска. В Украине этого не происходит. Это не только пожилые люди, это также люди с хроническими заболеваниями. Люди из групп риска болеют тяжело, занимают койки и часто умирают.

Что нужно делать? Выявить группы риска. Обследовать, пролечить тех, кому это необходимо, перевести в ремиссию. Написать мануалы для отдельных групп (беременные, диабетики и т. д.). Отдельное руководство для родственников. Обследовать группы риска и родственников на антитела. Привлекать к работе с группами риска уже переболевших.

90% инфицированных коронавирусной инфекцией переносят болезнь бессимптомно или малосимптомно. В сентябре я обследовал одну из харьковских школ. У 5% детей обнаружили антитела. Они не болели. Если такие исследования проводить в дальнейшем, этот процент будет расти. Выяснить это можно лишь массовым тестированием на антитела (IgG — антитела памяти). Зачем это нужно конкретному человеку? Чтобы понимать свой статус. Я переболел и уже, скорее всего, не заболею. Я не опасен для своих пожилых родственников, для пациентов. Я могу быть волонтером.

Иммунитет от коронавируса: миф или реальность

— Кстати, о переболевших. О неустойчивости иммунитета после коронавирусной инфекции говорят с завидной регулярностью. Это вызывает пессимизм и скепсис в отношении коллективного иммунитета.

— Мы имеем дело с новым коронавирусом всего лишь около десяти месяцев. Поэтому говорить о том, что иммунитет нестойкий, неправильно и рано. Коронавирусы известны 60 лет. Если исходить из того, что мы знаем о других коронавирусах, иммунный ответ вырабатывается, и он довольно стойкий — по крайней мере, больше года.

Другая сторона вопроса — вирус мутирует. Возможно, через год будет иная версия коронавируса. Опять-таки, есть перекрестный иммунитет (некоторые люди имеют защиту к близкому вирусу — другому коронавирусу). Поэтому мы будем болеть легче. Существует также некоторое количество генетически защищенных. Это люди, которые не могут заболеть COVID-19, или болезнь для них будет очень легкой. Сколько их? Мы точно пока не знаем — может, 10%, а может быть, и 20%. Поэтому достаточно, чтобы в популяции было 50–60% инфицированных или вакцинированных, чтобы эта пандемия завершилась.

Локдаун в Украине в связи с коронавирусом. Фото: Pixabay

Тесты на коронавирус: почему так много ложноотрицательных результатов

— Не могу не спросить о тестах на коронавирус. Золотой стандарт диагностики — ПЦР-тесты дают до 30% ложноотрицательных результатов. Нередки случаи, когда вся симптоматика, КТ (матовое стекло) говорит о коронавирусной инфекции, а тесты упорно показывают отрицательный результат. Почему так происходит?

— Если говорить о ложноположительных результатах, они обычно связаны с техническими ошибками и довольно редки. Полимеразная цепная реакция (ПЦР) — метод, основанный на поиске уникальных фрагментов РНК вируса. Ложноположительных результатов из-за наличия в секретах пациента, например, вируса гриппа или других коронавирусов, не бывает.

Ложноотрицательные результаты встречаются гораздо чаще и связаны как с неправильным забором, так и с выполнением этапов диагностики. На результат также могут влиять используемые расходники.

В течение какого периода можно выделить вирус из секретов? Чаще всего берется отделяемое из нижнего носового хода. Вирус может находиться там в определяемых (!) количествах от нескольких часов до нескольких недель (обычно от одного до семи дней). Поэтому сплошь и рядом случаются ситуации, когда РНК коронавируса выявили вчера и не нашли сегодня.

Заболел коронавирусом — что делать

— Что делать, если заболел коронавирусом?

— Самое главное — не волноваться и не паниковать. Страх делает много неприятных вещей. Формально нужно обращаться к семейному врачу — если состояние не настолько тяжелое, чтобы вызывать скорую помощь. Ответит ли на звонок семейный врач, удастся ли попасть к нему на прием? На этот вопрос ответ не всегда положительный. Какая-то часть не дойдет до семейных врачей, но подавляющее большинство выздоровеет. Если пациент из группы риска, симптоматика быстро нарастает, нужно вызывать скорую.

— Есть большая проблема с лечением ковид-пациентов дома. Можно сказать, что первичка не прошла тест на пандемию. Семейные врачи не всегда доступны, поэтому одни больные пьют чай, уповая на свой иммунитет, другие занимаются самолечением, почерпнутым из интернета. В то же время ведущие инфекционисты предостерегают: главное — не допустить тяжелого течения заболевания. Вовремя назначенное лечение, мониторинг состояния пациента спасает жизни.

— Лечение амбулаторных больных — это действительно огромная проблема. 90% не нуждаются в госпитализации, но лечить их некому. Стремительное нарастание количества госпитализаций в последнее время резко обострило эту проблему. Подавляющее большинство инфицированных могут лечиться дома, но люди напуганы и, получив позитивный результат ПЦР-теста, в панике требуют госпитализации. Семейные врачи и терапевты должны сортировать поток и обеспечить дальнейшее наблюдение, амбулаторное лечение. В реальной жизни 25 тыс. семейников (терапевтов) не могут справиться с огромным количеством инфицированных, контактных и просто напуганных людей.

В этой ситуации на помощь первичному звену должны прийти другие врачи. Это не обязательно должны быть терапевты — кардиологи, лоры, пульмонологи, врачи других специальностей. Возникает вопрос: зачем им это нужно? В Минздраве должны решить, как развести потоки, как пустить коронавирусных больных на вторичку и доплачивать за это. Это надо организационно решить очень оперативно и зафиксировать приказами Минздрава.

Нужно внести изменения в протоколы, ведь оценка степени тяжести заболевания COVID-19 в них очень размыта. Ввести объективные показатели вместо субъективных: не просто «одышка», а количество дыхательных циклов, не «снижение сатурации», а разбивка по степеням... Среднетяжелого пациента нельзя лечить амбулаторно — это неправильно. У нас тысячи таких пациентов лечатся на дому, независимо от того, что написано в протоколах.


Государству необходимо использовать частный сегмент медицины. Частные клиники обладают и квалифицированными кадрами, и техническими возможностями. Значительная часть пациентов готовы платить за качественную медицинскую помощь вменяемые деньги. Многие клиники уже начали вести амбулаторных больных, в том числе и мои. Стоит также обговорить возможность применения кислородных концентраторов на дому.

Я против самолечения. Нужна консультация врача со сбором анамнеза, тщательным осмотром, обязательно включающим аускультацию и измерение пульсоксиметром насыщения крови кислородом. Врач должен оценить необходимость исследования сердца и легких (ЭКГ, рентген, УЗИ, КТ). Оценить тяжесть заболевания и сделать вывод о возможности амбулаторного лечения или необходимости госпитализации. А вот после очной консультации можно чередовать удаленные консультации (по телефону или онлайн) и реальные.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.