Новости
Ракурс
Фото: kalhh / pixabay.com

Самооборона в США: никто не обязан отступать

13 ноя 2018, 10:26

Применение силы для защиты от нападения допустимо, если человек обоснованно полагает, что существует угроза гибели или получения серьезных телесных повреждений и для предотвращения этой угрозы необходимо применить силу.

«Большинство судов считают, что при наличии столь серьезной угрозы никто не обязан отступать, даже если отступление возможно, причем без какой-либо опасности для отступающего. Такая позиция основана на убеждении, что человек должен уметь за себя постоять и не отступать перед лицом угрозы» (Уильям Бернам, «Правовая система США», 2006 год).

Применение силы может также быть обусловлено необходимостью защитить других людей и имущество, пресечь преступление, задержать преступника. Большинство судов допускают применение силы для защиты других людей в тех случаях, когда лицо, защищаемое обвиняемым, имело бы основания прибегнуть к самообороне такой же силы.

 

В норме о необходимой обороне проявляется суждение закона о том, что жизнь нападающего имеет меньшую ценность, чем жизнь лица, подвергшегося нападению.

Для защиты имущества и владения допускается применение силы в разумных пределах и без причинения смерти, если обвиняемый имеет основания полагать, что это необходимо для предотвращения неизбежной опасности хищения имущества или противоправного нарушения владения.

Поскольку человеческая жизнь дороже любого имущества, применение «смертоносной силы» при защите имущества не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законодательством некоторых штатов, где действует принцип «мой дом — моя крепость».

Например, Верховный суд штата Флорида указал (дело Falko v. State, 1981) согласно этому принципу, что жилище человека — крепость для его обитателей. И нападение на эту крепость с целью нанесения вреда жителям может служить оправданием применения для своей защиты силы, способной причинить смерть.

Ряд других судов считают, что такое применение силы должно ограничиваться только защитой от насильственных преступлений, таких, как угроза изнасилования или убийства.

В том случае, если обвиняемый совершил преступление из-за угрозы жизни или риска получения серьезных телесных повреждений, считается, что он действовал по принуждению. Такая угроза может быть направлена не только непосредственно на обвиняемого, но и на членов его семьи или любых иных лиц. Конечно, эта угроза должна быть реальной.

Любопытны подходы американских судов, демонстрируемые по делам женщин, подвергшихся побоям.

У женщины должны были быть достаточные основания полагать, что существует непосредственно предстоящая угроза причинения ей серьезного вреда. В ряде дел, рассмотренных судами США, речь шла о женщинах, регулярно подвергавшихся побоям супругов или сожителей, однако совершивших их убийство, когда мужчина… спал. Тем не менее, некоторые ученые заявили о том, что такие дела следует рассматривать не в соответствии с критериями традиционной самообороны, а исходя из того, что у обвиняемой, возможно, присутствует «синдром женщины, подвергшейся побоям» (battered women syndrome) и что она была лишена возможности решить проблему побоев иным путем (решение Верховного суда штата Канзас по делу State v. Hodges, 1986, и Верховного суда штата Нью-Джерси по делу State v. Kelly, 1984).

У такой позиции есть и противники. Они полагают, что, пойдя таким путем, суд и присяжные рискуют утратить ориентиры для определения законности и допустимости действий обвиняемой, что чревато вынесением приговоров, основываясь на том, что потерпевший «заслуживал» смерти.

Доказательственный кодекс штата Калифорния допускает рассмотрение судом заключений экспертов о «физических, эмоциональных и психических факторах, воздействующих на убеждения, восприятие действительности или поведение женщин — жертв насилия в быту».


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter