Новости
Ракурс
Налоговый кодекс Украины. Фото: Pixabay

Изменения в Налоговый кодекс Украины от команды Зеленского и опасность для украинского бизнеса

В Верховной Раде зарегистрирован законопроект №1210 от 30 августа 2019 года «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно усовершенствования администрирования налогов, устранения технических и логических несогласованностей в налоговом законодательстве». Учитывая, что автор этого законопроекта — народный депутат от «Слуги народа» Данил Гетманцев — один из членов команды президента, ответственных за налоговую политику, к его инициативам следует присмотреться внимательнее.

Наиболее революционными являются предлагаемые изменения в сфере налогообложения контролируемых иностранных компаний.

Довольно часто проблему контролируемых иностранных компаний отождествляют с проблемами деофшоризации бизнеса и борьбы с уклонением от уплаты налогов. Однако такое отождествление является примитивным популизмом, поскольку в действительности этот вопрос носит более фундаментальный характер. Поэтому перед тем, как начать анализ конкретных новелл законопроекта №1210 о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины, было бы целесообразно сделать небольшое теоретическое отступление.

Налоговый кодекс Украины: от чего зависит могущество государства

Могущество государства напрямую зависит от его экономики — чем мощнее экономика страны, тем мощнее государство, которое функционирует в этой стране. На уровень развития (мощности) экономики влияет много различных факторов, но одним из основных является общее количество действующих экономических субъектов и уровень их деловой активности. Здесь все понятно: чем больше в стране предпринимателей и предприятий и чем активнее они, тем лучше. Поэтому каждое государство заинтересовано в том, чтобы как можно больше иностранных предпринимателей начинали и вели свою деятельность на его территории и как можно меньше отечественных предпринимателей начинали и вели деятельность в других странах.

Однако желание предпринимателей создавать новые предприятия и начинать свою деятельность напрямую зависит от условий ведения бизнеса. Прежде всего, конечно, это уровень налогообложения, но не только. На деловую активность значительное влияние оказывают также безопасность и удобство ведения бизнеса в стране. 

Недобросовестная конкуренция, офшоры и Налоговый кодекс Украины

Некоторые государства конкурируют недобросовестно — полностью освобождают иностранных предпринимателей от налогообложения и обязанности вести отчетность. Раньше даже раскрывать имя владельца бизнеса не требовалось. Налогов от таких компаний эти государства не получают, но имеют косвенную выгоду от их существования, обеспечивая доходами свои юридические фирмы и банки. Такие страны получили название офшоры (от английского «вне берега»).

Понятно, что использование офшоров крайне выгодно для бизнеса, и предприниматели всего мира массово начали использовать офшорные схемы в своей деятельности, законно уменьшая таким образом налоги, которые подлежали уплате в их родных странах. Это явление приобрело такие масштабы, что заставило правительства многих стран активно ему противодействовать.

На первый взгляд, самым простой способ борьбы с офшорными схемами — применение прямых административных запретов, однако на практике это оказалось невозможным. Такие способы могли работать в странах с закрытой экономикой, вроде бывшего Советского Союза, где предприятия вообще не имели права осуществлять внешнеэкономическую деятельность без специального разрешения государства. Однако современная мировая экономика базируется на принципах свободной торговли и свободного движения капитала, а потому введение любых односторонних административных мер одной страной немедленно приведет к введению аналогичных мер в отношении этой страны.

Поэтому противодействие офшорным схемам осуществлялось косвенными методами — в основном путем внесения изменений в налоговое законодательство (составление официальных перечней офшорных зон, применение правил трансфертного ценообразования и т. д.).

Одним из способов, позволивших решить проблему массового использования офшорных схем, не мешая при этом деятельности обычного бизнеса, стало появление законодательства о налогообложении нераспределенной прибыли иностранных контролируемых компаний (controlled foreign corporation), а именно — доходы, полученные офшорной компанией, в определенных случаях начали включаться в годовой налогооблагаемый доход владельца этой компании. Такой механизм противодействия офшорным схемам продемонстрировал свою эффективность и применяется в большинстве развитых стран мира, в частности, в США, Великобритании, ФРГ, России и др.

Налоговый кодекс Украины. Офшоры. Фото: Needpix

Более 100 стран присоединились к Многосторонней конвенции о выполнении мероприятий, касающихся соглашений о налогообложении, с целью противодействия размыванию базы и выведению прибыли из-под налогообложения от 24 ноября 2016 года (была подписана Украиной 23 июля 2018 года, а ратифицирована 28 февраля 2019 года). Эта конвенция пытается гармонизировать налоговое законодательство разных стран и предусматривает возможность налогообложения доходов контролируемых иностранных компаний. Таким образом, предпосылки для соответствующих изменений украинского налогового законодательства возникли уже давно, и появление подобного законопроекта было лишь вопросом времени.

Изменения в Налоговый кодекс Украины: хорошо забытое старое

Впервые такой законопроект был подготовлен и обнародован Минфином и Национальным банком в октябре 2018 года (законопроект «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины с целью имплементации Плана противодействия размыванию базы и выведению прибыли из-под налогообложения»). Он стал объектом довольно жесткой критики и так и не был внесен в парламент.

Однако, как оказалось, положения нового законопроекта №1210 о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины по своему содержанию являются почти идентичными проекту закона, подготовленному год назад. То есть в этой части законопроект №1210 не является новым документом, разработанным командой Зеленского, а представляет собой лишь на скорую руку перелицованный законопроект правительства Гройсмана!

Этот законопроект содержит такие существенные недостатки, которые делают его принятие реально опасным для украинского бизнеса. В который раз прикрываясь благородной целью предотвратить уклонение от уплаты налогов, государство фактически пытается накинуть на предпринимателей новое ярмо. Чтобы объяснить, в чем заключается опасность этого законопроекта, нужно сделать еще одно теоретическое отступление.

Офшоры, стереотипы, популисты и Налоговый кодекс Украины

В сознании рядового украинца существует стереотип: любая иностранная компания, которой владеет украинец, — это офшор, используемый им для уклонения от уплаты налогов. Соответственно, каждый украинский бизнесмен, владеющий иностранной компанией, — априори вор и неплательщик налогов. Эксплуатируя этот стереотип, большинство политических партий провозглашают, что если заставить украинских бизнесменов вернуть выведенные ими в офшоры средства, то в Украине как по мановению волшебной палочки сразу все станет хорошо. Это крайне опасная популистская манипуляция.

Довольно часто бизнесмены регистрируют компании в странах, где налоги не меньше, чем на родине, где нужно вести бухгалтерский учет, представлять отчетность и выполнять требования финансового мониторинга. В противоположность офшорным такие иностранные компании получили название оншорных — то есть компаний, которые не используются для сокрытия доходов и уклонения от уплаты налогов. Вопреки общественным стереотипам кипрские компании, которые широко используются украинским бизнесом, являются именно оншорными, а не офшорными. Именно поэтому Кипр отсутствует в украинском перечне офшорных зон.

Создание и содержание иностранной компании — недешевое удовольствие. Если ее использование не приводит к экономии на налогах, то что тогда побуждает украинских бизнесменов нести соответствующие расходы?

Обобщая, украинцев, которые пользуются иностранными компаниями (как офшорными, так и оншорными), можно условно разделить на несколько групп.

Первая группа

Наибольшая по численности группа — это люди, которые беспокоятся о безопасности своих активов. С советских времен существует поговорка «был бы человек, а статья для него найдется». Представители украинского бизнеса постоянно находятся под риском стать объектом уголовного преследования и/или рейдерства. Оформление активов на иностранные компании позволяет немного уменьшить такие риски.

В офисе иностранной компании украинские правоохранители не проведут обыск с «маски-шоу», не смогут давить на ее должностных лиц, изымать документы. Любые юридические действия, направленные против иностранной компании (истребование документов, арест активов и т. п.), им придется согласовывать с иностранными правоохранителями и судом. Иностранному директору компании (тем более номинальному) не предъявишь надуманное обвинение, а для того, чтобы обвинить фактического владельца, нужны доказательства, которые из другой страны получить непросто.

Участие в хозяйственных отношениях иностранной компании иногда предоставляет шансы вывести судебные споры в юрисдикцию международных или иностранных судов.

Деньги клиента в иностранном банке не арестуют просто так. Риск того, что иностранный банк станет банкротом, существует, но он намного меньше, чем такой же риск в отношении украинских банков. К тому же процедуры урегулирования по проблемным иностранным банкам являются намного более цивилизованными, чем в Украине.

В Украине действуют очень низкие ставки налога на дивиденды и на отчуждение недвижимости — 5%. Поэтому с точки зрения минимизации налогов украинским бизнесменам выгоднее лично владеть корпоративными правами своих украинских предприятий и/или недвижимым имуществом как физическим лицам. Несмотря на это они тратят значительные средства на оплату услуг иностранных юристов и консультантов, на создание и обеспечение деятельности иностранных компаний, через которые и осуществляют управление своими активами. Недоверие представителей украинского бизнеса к правоохранительной и судебной системе Украины настолько высоко, что они готовы нести значительные дополнительные расходы даже ради тех небольших юридических преференций, которые хоть немного освобождают их от произвольного давления украинских правоохранителей.

Вторая группа

Во вторую группу входят предприниматели, использующие иностранные компании в качестве инструмента для ведения бизнеса. Почти 26 лет (с 1993 по 2019) в Украине действовал Декрет Кабинета министров «О системе валютного регулирования и валютного контроля», предусматривающий существование жесткой разрешительной системы валютного регулирования. В большинстве зарубежных стран условия для проведения валютных банковских операций были гораздо либеральнее. В сочетании с более простой системой учета и отчетности (или вообще отсутствием потребности в ведении учета и представлении отчетности) это делало иностранные компании удобным инструментом для международной торговли.

Каждый предприниматель, который хоть раз имел дело с подразделениями валютного контроля украинских банков при экспортно-импортных операциях, вряд ли захочет это повторить. Поэтому многие украинские бизнесмены создавали и использовали иностранные компании не для минимизации налогов, а для того, чтобы иметь эффективный инструмент ведения бизнеса, не обремененный бессмысленными украинскими бюрократическими процедурами.

В последнее время ситуация начала меняться. В связи с усилением борьбы с легализацией и отмыванием средств правила финмониторинга банковских операций в иностранных банках ужесточились, и проводить операции стало гораздо сложнее. С другой стороны, в начале февраля 2019 года в Украине вступил в силу закон «О валюте и валютных операциях», который должен был либерализовать валютный рынок Украины и, в частности, позволил иностранным компаниям открывать текущие валютные счета в украинских банках.

Теоретически это был очень разумный шаг украинской власти: сложность новых процедур в иностранных банках побуждала бы украинских бизнесменов открывать счета своих иностранных компаний в украинских банках. Это создавало стимулы для возвращения в Украину ранее выведенных капиталов. Однако суровая украинская действительность развеяла эти надежды: задекларированная свобода валютных операций или возможность открытия счетов иностранным компаниям были обременены такими формальными условиями, которые фактически свели их на нет (анализ нового валютного законодательства Украины — отдельная интересная тема для исследования).

Поэтому несмотря на все изменения, украинские бизнесмены продолжают практику использования иностранных банковских счетов. Юридические услуги, связанные с открытием счетов в иностранных банках, в настоящее время являются одними из самых актуальных в этом сегменте.

Третья группа

К третьей группе можно отнести предпринимателей, использующих иностранные компании в качестве инструмента для законного уменьшения (оптимизации) налогообложения. Украинский бизнес использует два основных способа оптимизации налогообложения с помощью иностранных компаний.

Во-первых, в торговых операциях контролируемые украинцами иностранные компании выступают в качестве посредников, которые покупают украинскую продукцию по минимальным ценам, а поставляют продукцию иностранных производителей по максимальным ценам. В результате основная часть торговой выручки оказывается в стране с минимальными ставками налогообложения. Для противодействия этому способу оптимизации налогов уже применяется законодательство о трансфертном ценообразовании. Дополнительное введение налогообложения доходов контролируемых иностранных компаний делает подобные способы оптимизации полностью невыгодными.

В такой ситуации возникает вопрос: возможно ли одновременное существование сразу двух различных механизмов противодействия офшорной оптимизации налогов (правил трансфертного ценообразования и правил налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний)? Если украинской компании будет доначислена условная прибыль по правилам трансфертного ценообразования в операциях с соответствующей иностранной компанией и взыскан с этой прибыли налог, то почему эту же прибыль украинский владелец иностранной компании должен повторно включать уже в свой доход и повторно платить с нее налог?

Налоговый кодекс Украины. Фото: Needpix

Во-вторых, в операциях купли-продажи инвестиционных активов (недвижимости, корпоративных) контролируемые украинцами иностранные компании выступают номинальными держателями активов. Предметом соглашения в данном случае становится не один актив, а и иностранная компания, которая им владеет. Как следствие фактически в Украине вообще не происходит никаких хозяйственных операций, а потому облагать нечего. Одной из самых известных подобных сделок стала продажа Леонидом Черновецким ПАО «Правэкс Банк» за 1 млрд долл., которую он вполне законно осуществил через свои контролируемые иностранные компании без какого-либо налогообложения в Украине.

Введение налогообложения доходов контролируемых иностранных компаний действительно перекрывает возможность для такой оптимизации налогов.

Четвертая группа

В эту группу входят лица, которые используют иностранные компании для прикрытия незаконных операций, в частности, как инструмент для мошенничества, умышленного уклонения от уплаты налогов или легализации денежных средств или имущества, полученного преступным путем, перевода средств в наличные и т. п. Такие лица были раньше, есть сейчас и будут в будущем. Противодействие им — это задача правоохранительных органов. Принятие законопроекта №1210 о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины никак на эту борьбу не повлияет. Во всех подобных нелегальных схемах используются подставные лица, которые ничего декларировать не будут и дальнейшая судьба которых мало интересует организаторов.

Подытоживая, можно сделать вывод, что попытка избежать уплаты налогов не является тем мотивом, который побуждает большинство украинских предпринимателей использовать иностранные компании.

Изменения в Налоговый кодекс Украины: анализ предложений и последствий

Теперь проанализируем предложения, изложенные в законопроекте №1210 о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины, и попробуем оценить последствия для украинского бизнеса в случае его принятия.

Если обобщить, то этот законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины вводит в налоговом праве новое понятие — «контролируемая иностранная компания», под которым понимается любое иностранное юридическое лицо или организация (фонд, траст, партнерство и т. д.), принадлежащее на 50% и более украинским резидентам или фактически контролируемое ими.

На украинских налогоплательщиков, которые являются владельцами контролируемых иностранных компаний, законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины предлагает возложить ряд новых налоговых обязательств:

  1. Ежемесячно сообщать ГФС о приобретении и отчуждении контролируемых иностранных компаний (п. 39-2.5.5 законопроекта). За невыполнение этого обязательства предусмотрен штраф в размере 500 минимальных зарплат, что на сегодняшний день составляет более 2 млн грн (п. 120.7 законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины).

  2. Ежегодно подавать ГФС отчет о деятельности контролируемых иностранных компаний (п. 39-2.5.2 законопроекта) и копию финансовой отчетности, представленной иностранным органам. За невыполнение этого обязательства предусмотрен штраф в размере 1000 минимальных зарплат, что составляет на сегодня более 4 млн грн (п. 120.7 законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины).

  3. В случае, если совокупный размер годового дохода всех контролируемых компаний одного налогоплательщика превышает 1 млн евро, — платить в Украине налог с доходов, полученных такими контролируемыми иностранными компаниями (пп. п. 39-2.2, п. 39-2.4.2.1).

  4. В случае, если размер годового дохода всех контролируемых компаний налогоплательщика превышает 2 млн евро, — вести раздельный учет доходов и расходов контролируемых иностранных компаний и определять их прибыль для налогообложения в Украине по специальным правилам (пп. п. 39-2.3.2, 39-2.3.7).

  5. По требованию ГФС представлять первичные документы по хозяйственной деятельности контролируемых иностранных компаний на украинском или английском языке и аудиторское заключение по финансовой отчетности этих компаний (п. 39-2.6.4.3).

  6. По требованию ГФС представлять личные объяснения по поводу деятельности контролируемой иностранной компании (п. 39-2.6.2) и обеспечивать возможность провести опрос работников контролируемой иностранной компании, в том числе путем организации видеоконференции (п. 39-2.6.4.7).

На первый взгляд все обязательства, предусмотренные изменениями в Налоговый кодекс Украины, выглядят логично, но не следует забывать, что дьявол кроется в деталях.

Изменения в Налоговый кодекс Украины: сделать так, чтобы украинцы отказались от использования своих иностранных компаний

Во-первых, первоначальной целью внедрения механизма налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний было противодействие использованию офшорных схем. Поэтому в большинстве развитых стран законодательство о налогообложении контролируемых иностранных компаний:

  • распространяется не на все доходы, а только на доходы от отдельных видов рисковых операций;

  • не распространяется на доходы контролируемых иностранных компаний, зарегистрированных в развитых странах, где не существует возможностей для искусственной минимизации налогообложения;

  • не распространяется на контролируемые иностранные компании, размер прибыли которых меньше установленного необлагаемого лимита (в США и Российской Федерации это 1 млн долл.).

Пункты 39-2.4.1 и 39-2.4.2. законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины содержат аналогичные критерии и предусматривают освобождение от налогообложения контролируемых украинцами иностранных компаний, годовой доход которых не превышает 1 млн евро, и/или зарегистрированных в странах, где ставка налога на прибыль не ниже 13%.

Однако законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины в этих случаях предполагает освобождение украинского налогоплательщика только от обязанности платить налог в Украине, однако не освобождает от обязанности подавать в ГФС информацию о приобретении иностранных компаний и отчеты об их деятельности.

Налоговый кодекс Украины. Фото: Needpix

В случае принятия законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины все без исключения украинские владельцы иностранных компаний будут обязаны подавать ежегодную отчетность об их деятельности, независимо от того, работала такая компания вообще и получила ли она хоть какую-то прибыль. Нигде в мире подобной практики нет. Даже в РФ отчетность должны подавать только в отношении тех контролируемых иностранных компаний, прибыль которых облагается налогом.

Зачем авторы законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины хотят поручить ГФС собирать информацию о бизнесе всех без исключения иностранных компаний, принадлежащих украинцам, если эта информация не нужна для их налогообложения?

За невыполнение этих требований предусмотрены гигантские штрафы. При этом предложенный размер штрафов вообще не имеет никакого разумного объяснения и никоим образом не соотносится с тяжестью допущенного нарушения. Для чего штрафовать на 2‒4 млн грн предпринимателя, который для удобства ведения бизнеса приобрел себе иностранную компанию, осуществившую за год одну операцию на 1000 долл.?

Здесь есть еще одна скрытая опасность. В 2005‒2010 годах среди украинских предпринимателей возникла некоторая мода на владение иностранными компаниями. Многие из них приобрели себе такие компании без конкретной цели. На всякий случай. Однако за содержание этих компаний надо ежегодно платить. Если компания не используется, то возникает резонный вопрос: зачем эти расходы? Лучше ее ликвидировать.

Но вот незадача, оказывается, что за ликвидацию тоже надо платить. Иногда больше, чем за регистрацию. Кто-то заплатил и ликвидировал. В то же время многие украинцы действовали «по-украински» — просто бросали компанию на произвол судьбы и переставали платить за ежегодное обслуживание международным юридическим компаниям. Такие фирмы попадали в стоп-листы и прекращали функционировать, но официально они продолжают существовать как юридические лица, и украинские резиденты продолжают оставаться их участниками или конечными бенефициарными собственниками и согласно законопроекту №1210 о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины будут обязаны подавать отчеты.

Создается впечатление, что эту норму законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины пролоббировали некоторые международные юридические компании, которые таким элегантным способом заставят бывших недобросовестных украинских клиентов сразу по самым высоким тарифам оплатить свои услуги за все годы ожидания.

Единственное логическое объяснение таким положениям законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины — это намерение его авторов создать украинским собственникам иностранных компаний такие невыносимые условия, чтобы они сами отказались от любого использования иностранных компаний.

Изменения в Налоговый кодекс Украины: облегчить работу органам ГФС

Во-вторых, законопроект предусматривает, что украинский налогоплательщик должен не только подать в ГФС отчет о деятельности своей иностранной компании по специальной форме, но и одновременно представить надлежащим образом заверенные копии официальной иностранной финансовой отчетности.

Авторы законопроекта, наверное, забыли, что нотариальное заверение, апостилирование и перевод иностранных официальных документов требуют затрат в сумме от 300 до 500 евро, которые украинские резиденты теперь будут вынуждены платить просто за возможность подать свою налоговую декларацию. Так может, проще сразу сделать подачу ежегодных налоговых деклараций платной? Кроме того, во многих развитых странах (например, в Великобритании) финансовая отчетность компаний публикуется на соответствующих официальных сайтах.

Также очевидно, что, составляя отчет о деятельности своей контролируемой иностранной компании, украинский налогоплательщик будет использовать имеющуюся у него иностранную официальную отчетность, просто перенося из нее нужные цифры в украинский отчет. Какой смысл в этой ситуации заставлять его тратить средства на копию иностранной отчетности?

Во всем мире налоговая система действует по декларативному принципу: налогоплательщик декларирует свои доходы, просто сообщая о них государству, и только в случае проверки контролирующими органами он обязан представить документы, подтверждающие достоверность декларации. Непонятно, зачем авторы законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины хотят отступить от этого основополагающего принципа и обязывают всех налогоплательщиков представлять подтверждающие документы заранее?

Украина в ближайшее время должна присоединиться к международной системе автоматического обмена налоговой информацией. Зачем ГФС заверенные бумажные копии финансовой отчетности, если она может получить их напрямую от иностранных налоговых служб в электронном виде?

К тому же в случае проведения налоговой проверки одной только иностранной финансовой отчетности будет недостаточно. ГФС будет вынуждена истребовать и собирать соответствующие первичные документы и другие доказательства. Так какой смысл обязывать налогоплательщика сначала подавать только иностранную финансовую отчетность? Для того, чтобы потом при проведении проверки повторно истребовать у него дополнительные документы? Не лучше ли истребовать все одновременно, но уже после принятия решения о необходимости проверки?

Законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины предусматривает, что по требованию органов ГФС налогоплательщик должен представить им первичную документацию о деятельности принадлежащей ему иностранной компании на украинском или английском языке. Опять вопрос: почему только английский? Кто и каким образом должен осуществлять перевод? Достаточно ли перевода, сделанного самой компанией, или же потребуется официальный нотариально заверенный перевод каждого документа?

Законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины предусматривает, что по требованию органов ГФС налогоплательщик должен представить им положительное аудиторское заключение на финансовую отчетность компании. Однако если компания много лет работает в стране, где не предусмотрен обязательный аудит финансовой отчетности, то это требование выполнить будет невозможно. Для получения положительного заключения аудитора нужно представить ему оригиналы всех первичных документов о деятельности иностранной компании. Но если компания работает много лет, то оригиналы за давние периоды времени могли не сохраниться.

Налоговый кодекс Украины. Фото: Needpix

Законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины содержит революционную процессуальную новеллу — он обязывает украинского владельца иностранной компании обеспечить органам ГФС возможность получить объяснения от работников и должностных лиц иностранной компании, в том числе через видеосвязь. Технически это сделать не очень сложно, но возникает другая проблема: согласно ст. 63 Конституции Украины и нормам законодательства других стран лицо вправе отказаться от дачи показаний в отношении себя. Если украинец является единоличным владельцем компании, то он может угрожать работникам увольнением и таким образом пытаться заставить их давать объяснения. А если иностранная компания — это совместное предприятие, где 50% принадлежит иностранцу, который может заблокировать любое решение украинского совладельца?

Логическое объяснение этим обстоятельствам только одно: авторы законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины пытаются максимально облегчить работу органам ГФС, возлагая на налогоплательщиков дополнительные обременительные обязательства, не думая о том, как они будут вынуждены их выполнять.

Изменения в Налоговый кодекс Украины: лимит на налогообложение

В-третьих, законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины предусматривает, что объектом налогообложения в Украине будет прибыль контролируемых иностранных компаний. Это общемировой подход. Администрирование такого налога требует значительных трудозатрат как со стороны налогоплательщика, так и со стороны контролирующих органов. Поэтому во всех развитых странах, облагающих налогом контролируемые иностранные компании, устанавливается определенный лимит на размер налогооблагаемой прибыли. Если прибыль меньше установленного лимита, то правила специального налогообложения контролируемых иностранных компаний к таким юридическим лицам не применяются.

В разных странах размер лимита, с которого начинается налогообложение, отличается: в США и России это 1 млн долл., в Великобритании — 50 тыс. фунтов стерлингов, но сам принцип остается неизменным — лимит устанавливается именно на размер прибыли иностранной компании.

Однако авторы законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины №1210 и здесь попытались найти для Украины свой отдельный путь: п. 39-2.4.1 предлагается облагать налогом прибыль тех контролируемых иностранных компаний, совокупный валовой доход которых превышает 1 млн евро.

Прибыль и валовой доход — это разные экономические категории. Реальный бизнес имеет небольшие показатели рентабельности: 10% прибыли в год — это уже неплохой результат, а 25% — отличный. Но в спекулятивных операциях и при использовании схем оптимизации налогообложения уровень рентабельности может быть значительно выше, а в случаях, когда реальные расходы отсутствуют, весь полученный доход может составлять прибыль компании.

По искривленной логике авторов законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины, владелец реально работающей иностранной компании, которая имела годовой оборот 1 млн евро и получила 50 тыс. евро чистой прибыли, должен будет платить в Украине налог с этой прибыли, а владелец такой же иностранной компании, но созданной для оптимизации налогов при продаже недвижимости, не имевшей никаких расходов и получившей доход = прибыль 999 тыс. евро, не должен платить налог вообще.

Кроме того, законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины предусматривает, что объектом налогообложения будет скорректированная прибыль контролируемой иностранной компании согласно данным ее финансовой отчетности, составленной за отчетный календарный год, но ничего не упоминает о налоге с этого дохода, который такой компанией уже уплачен в стране регистрации.

Авторы законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины, очевидно, забыли, что кроме офшорных зон, где нет налога на прибыль вообще, существует также огромное количество контролируемых украинцами иностранных компаний, зарегистрированных в странах, где они уже платят налог на прибыль в соответствии со своей финансовой отчетностью.

Скрытые коллизии законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины

Давая определение понятию «контролируемая иностранная компания», авторы законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины продемонстрировали неплохую эрудицию и попытались охватить все возможные организационные формы ведения бизнеса. Однако они, вероятно, забыли о существовании таких организационных форм, как дискреционные трасты, семейные фонды, паевые фонды совместного инвестирования и некоторые другие разновидности учреждений, имеющих несколько иную юридическую природу, чем та, которую они себе представили. В частности, основатель безотзывного дискреционного траста не является его конечным бенефициарным владельцем, и ни он, ни потенциальные выгодоприобретатели не управляют таким трастом. Поэтому во многих положениях законопроекта уже заложены скрытые коллизии.

И если речь зашла о коллизиях, то нельзя не вспомнить о запрете дискриминации в любых формах, предусмотренном и Конституцией Украины, и рядом международных договоров, в том числе по вопросам устранения двойного налогообложения. Искусственное установление различных правовых режимов налогообложения и отчетности для владельцев украинских и иностранных компаний является дискриминацией и приведет к огромному количеству судебных споров.

Логическое объяснение для таких инициатив лишь одно: авторы законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины в первую очередь думали о создании механизма для максимально широкого контроля за деятельностью украинских бизнесменов за пределами Украины, и только в последнюю — о налоговых поступлениях и администрировании налога.

Идеи либертарианства и изменения в Налоговый кодекс Украины

Политическая партия «Слуга народа» пришла к власти под лозунгом либертарианства — то есть минимального вмешательства государства в экономику. Однако представленный ею законопроект №1210 носит совершенно противоположный характер — он вводит ряд бюрократических процедур, которые влияют не только на вопросы, связанные с налогообложением, но и на вопросы организации ведения бизнеса.

Фактически законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины создает предпосылки для явно непропорционального вмешательства государства в деятельность украинских предпринимателей за пределами Украины с целью создания неофициальной системы контроля за ними. Если он будет принят в таком виде, то это не приведет к положительному результату.

Олигархи и крупные предприниматели (отдельные члены их семей) просто изменят страну налогового резидентства и таким образом автоматически выйдут из-под действия новых правил. Те, кто использовал офшоры в нелегальных схемах, так и продолжат их использовать.

Основное бремя, связанное с выполнением требований нового законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины, падет на средний бизнес, в частности, на тех, кто создавал иностранные компании не для оптимизации налогов или схем, а для обеспечения безопасности своих активов.

Органы ГФС будут завалены информацией о большом количестве контролируемых украинцами иностранных компаний и физически не смогут проверить их все. Это сразу создаст предпосылки к политической и обычной коррупции, когда иностранные компании неугодных бизнесменов будут тщательно проверяться с начислением гигантских штрафов за каждое мелкое нарушение, а иностранные компании лояльных бизнесменов продолжат работать без помех.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter




Загрузка...