Новини
Ракурс
Каральна психіатрія

Кати в білих халатах: вина і моральна відповідальність

В Советском Союзе психиатрия систематически использовалась в карательных целях: тысячи оппонентов советского строя оказывались в психиатрических больницах, где их «лечили» нейролептиками и подвергали испытаниям, которые можно сравнить только с пытками. Согласно архивным документам, в психиатрических больницах содержалось около трети политзаключенных, однако некоторые документы КГБ в архивах Штази в Берлине указывают на то, что эта цифра достигала пятидесяти процентов.

Психиатрические больницы в СССР были тогда довольно жуткими местами, с нечеловеческими условиями, плохим лечением и беспрестанными нарушениями прав человека. Даже комиссии Министерства здравоохранения СССР заявляли о неприемлемых и негуманных условиях в этих больницах. Лечение, которому подвергались политические заключенные, ничем не отличалось от лечения обычных пациентов, а число лиц, содержавшихся в больницах по сомнительным или немедицинским причинам или ввиду устаревших диагностических критериев, было невообразимо велико. К середине 1980-х годов на психиатрическом учете состояло не менее 10 миллионов советских граждан (население СССР составляло около 270 миллионов). Советская психиатрия, целиком и полностью изолированная от мировой психиатрии, превратилась в хорошо отлаженный репрессивный механизм, грубо нарушающий все принципы медицинской этики.

Основным диагнозом, применявшимся не только к диссидентам, но и к большинству «неполитических пациентов», была так называемая вялотекущая шизофрения. Диагноз был разработан и введен в оборот московской школой психиатрии под руководством академика Андрея Снежневского с целью удовлетворения потребностей КГБ. Есть свидетельства, что Снежневский, приближенный к советскому руководству и председателю КГБ Юрию Андропову, играл свою постыдную роль для того, чтобы иметь возможность тайно заниматься исследованиями в области социальной психиатрии, которая считалась «буржуазной» и была запрещена, в частности, созданной им же московской психиатрической школой.

Снежневский был одним из руководителей советской психиатрической номенклатуры, в которую входили люди, активно участвовавшие в диагностике диссидентов, а также принадлежал к избранной группе, содействующей созданию и поддержанию советской системы как с управленческой точки зрения, так и с «научной», используя для этого диагноз вялотекущей шизофрении. Эта группа помогала развивать представление о том, что любой человек, высказывающийся против советского государства, является не иначе как психически больным и нуждается в принудительном лечении. Советский психиатр Семен Глузман, отсидевший десять лет в тюрьме за выступление против подобной аберрации психиатрической практики, изучил в конце 1980-х годов множество диссертаций, состряпанных этими «учеными», и подробно показал, как развивались их идеи и концепции.

Одним из ближайших соратников Андрея Снежневского был Анатолий Смулевич, московский психиатр, со временем снискавший прозвище «Мистер Вялотекущая шизофрения». Насколько нам известно, Смулевич не подписывал психиатрические диагнозы диссидентов. Он был скорее исследователем, нежели практикующим психиатром, но все же ключевым элементом в репрессивной системе. Недаром КГБ считал его «доверенным психиатром». В «архиве Митрохина», одном из самых крупных и подробных архивов КГБ, когда-либо попавших на Запад, упоминаются лица, считавшиеся «надежными» и имевшие контакты с важными зарубежными психиатрами, полезными КГБ. Среди них БЭA, БAЭ (оба сокращения, вероятно, подразумевают Бабаяна, Эдуарда Арменаковича), ЛДР (Лунц, Даниил Романович), МГВ (Морозов, Георгий Владимирович), МВВ (Михеев, Вадим Владимирович), НРА (Наджаров, Рубен Александрович), САБ (Смулевич, Анатолий Болеславович), САВ (Снежневский, Андрей Владимирович) и СЗН (Серебрякова, Зоя Николаевна).

У непосвященного читателя эти имена, вероятно, не вызывают никаких ассоциаций, но у тех, кто стал жертвой советской карательной психиатрии, пробегают по спине мурашки. Это так называемые doctorsofthedarkside, врачи, представляющие темную сторону врачебной практики и принадлежащие к той же категории, что и медики, участвовавшие в нацистской программе эвтаназии или проводившие эксперименты в нацистских лагерях.

Какое значение всё это имеет сегодня? Непосредственным поводом к написанию этой статьи послужил тот факт, что Всемирная психиатрическая ассоциация (ВПА) разместила на своем сайте поздравление «Мистеру Вялотекущей шизофрении» с 90-летием. Поздравительная заметка была написана нынешним генеральным секретарем ВПА Петром Морозовым, чье имя известно тем, кто боролся с советской карательной психиатрией. Его отец, Виктор Морозов, непосредственно участвовал в системе признания диссидентов психически больными. В 1989 году на заседании Генеральной Ассамблеи Всемирной психиатрической ассоциации именно Петр Морозов от имени советской делегации зачитал заявление, в котором признавалось, что психиатрия в Советском Союзе систематически использовалась в политических целях.

Сегодня, тридцать лет спустя, Морозов, по-видимому, забыл то страшное прошлое и, похоже, намерен использовать свое недавно приобретенное положение, чтобы обелить тех, кто был вовлечен в злоупотребление медицинской профессии и помогал политическому руководству избавляться от диссидентов и других «нежелательных элементов». Это оскорбительно для тех, кто пал жертвой подобного извращенного использования медицины, а также демонстрирует печальную эрозию морального авторитета организации, одной из целей которой является поддержание этического статуса психиатрической профессии.


Потребовалось более десяти лет, чтобы убедить ВПА осудить советскую карательную психиатрию, и ожесточенные дебаты в конечном итоге привели к разработке довольно строгих кодексов этического поведения. Однако, допуская эту хитроумную международную реабилитацию человека, который был одним из архитекторов чудовищной системы злоупотреблений и ни разу публично не выразил своего сожаления и не проявил никаких признаков раскаяния, ВПА наносит ущерб собственной репутации. Те, кто сейчас руководят организацией, вероятно, не помнят имен «палачей в белых халатах», но они могли бы знать, что ко всему, что исходит из России, нужно относиться крайне осторожно. Особенно учитывая тот факт, что злоупотребления психиатрией в политических целях снова набирают силу в стране, управляемой офицером КГБ, воспитанником того самого Юрия Андропова, который сделал карательную психиатрию одним из главных инструментов «борьбы с внутренним врагом».


Помітили помилку?
Виділіть і натисніть Ctrl / Cmd + Enter

.